Re: Миф («Банды Нью-Йорка»)

Re: Миф («Банды Нью-Йорка»)

Re: Миф («Банды Нью-Йорка»)
Банды Нью-Йорка

«У него нет воли, нет души, нет сердца — ничего, он только странствующий перри».
Владимир Набоков «Лекции по зарубежной литературе»

(Re: на заметку Олега Денежки «Миф» о фильме «Банды Нью-Йорка»)

После того, как я посмотрел «Банды Нью-Йорка» в кинотеатре, я думал буквально следующее: фильм хороший, но слишком много деталей, все слишком насыщенно, поэтому на большом экране смотреть трудно, сидишь ошеломленный, а к концу фильма и вовсе отупевший. Следовательно, надо купить кассету или диск и посмотреть дома, в спокойной обстановке — вот тут вся глубина фильма и откроется. А глубина там, по первому впечатлению, на глазок, без малого бездна.

Так вот, диск я купил, посмотрел. Мне не хочется никого расстраивать, но бездны там нет.

Где-то я читал, что среди кинокритиков есть такие типы, которые после анонсного предпремьерного просмотра для журналистов в своих статьях сразу рассказывают, чем фильм закончится и что убийца — бухгалтер. После этого фильм смотреть неинтересно, интриги нет и все такое. Потому что интерес к фильму они убивают. Статьи их печатают, но ставят особый значок, чтоб читатель-зритель знал: сначала посмотри, а потом читай, но не наоборот, а то интересно уже не будет.

Я не кинокритик, это раз. Во-вторых, премьера прошла давным-давно, кто хотел — посмотрел. Да и загонять вас в кинотеатры мне никакого резона нет. Поэтому спокойно открываем карты и разбираем ситуацию в открытую.

Время и место
Действие фильма происходит в Нью-Йорке в 60-х годах XIX века. Америка молода. И хотя слова «патриотизм», «демократия», «права человека», «равные возможности» произносятся часто, но звучат они как-то неуклюже, не к месту, даже не пытаясь прикрыть глянцем простую правду — миром правит сила в первом значении этого слова. Плюс к этому война северян и южан. Южане — гнусные рабовладельцы. Северяне — борцы за отмену рабства, с радостью пачками записываются в армию, и с песнями как один на праведный бой. Это официальная версия (краткий курс). В фильме события показаны более реально. В армию гребут всех подряд, обещая хорошую еду, деньги. Кто может, от призыва откупается или по подвалам прячется. Таково положение вещей на протяжении почти всего фильма, под конец в порт один за другим подходят корабли, с них выгружаются гробы, загружаются новобранцы, тут же подходит следующий корабль с гробами… И т.д. Как следствие бунт, массовые беспорядки, всеобщий разбой и мародерство. Доблестные северяне ловят негров (как причину войны) и вешают их на фонарных столбах. В город входит своя же армия, в портах свои же корабли открывают артиллерийский огонь по домам и улицам, не разбирая, конечно же, на кого бог пошлет. Утро. Весь город заставлен гробами. Конец, фильма.

Это, так сказать, фон.

Главные действующие лица
Бил Мясник (Дэниэль Дэй-Льюис) — предводитель банды «Коренные американцы» (родившихся в Америке).

Священник Валлон (Лайэм Нисон) — ирландец, предводитель банды «Мертвые кролики», убит Мясником в 1845 в бандитских разборках за передел города.

Амстердам (Леонардо ДиКаприо) — сын Валлона, вырос в приюте, вернулся в Нью-Йорк, чтоб отомстить за отца.

Дженни (Кэмерон Диаз) — проститутка, уличная воровка, в прошлом телка Мясника, теперь Амстердама.

Джон Сирроко (Генри Томас) — друг Амстердама, влюблен в Дженни, из-за этого предает Амстердама.

И еще 158 персонажей с ролями у кого побольше, у кого поменьше, но основные эти, даже не пятеро, четверо, о Валлоне можно вообще не говорить, его убивают на второй минуте фильма, и больше он не появляется, вообще, зря я о нем упомянул, он, конечно же, герой совершенно второстепенный.

Начнем с последнего. По возрастающей.

Джон Сирроко
Лучше всех сыграл Генри Томас, у него с самого начала фильма на роже было написано, что Сирроко чувак какой-то левый и замышляет что-то подленькое. Ожидания он оправдал. Роль прямолинейная и шаблонная. Юношеская любовь, волнение и потливость у него получается хорошо, а большего и не требуется. Хотя если бы Сирроко изобразил хоть какие-нибудь муки, сомнения, раскаяние человека предающего (все-таки Амстердам по сценарию был его другом), фильм от этого только выиграл бы. Но нет, так нет.

Дженни
Дженни поначалу предстает перед зрителем ловкой воровкой. Очень занимательные, интересные кадры. Потом к ней подкатывает Амстердам с предложением работать вместе, она его отшивает, но через какое-то время она таки в него влюбляется, и тут начинается полнейшая туфта. Выясняется, что она трахалась с Мясником, и даже сделала аборт — Дженни показывает Амстердаму шрам через все пузо, ну с полметра, не меньше, непонятно, зачем такой большой, что это за харакири такое. Потом она рассказывает, как она любила Мясника (и до сих пор, видимо, его любит), но при этом как-то по левому навязывается Амстердаму, они то неуклюже бегают друг за другом, то презрительно расстаются, все это, видимо, должно выражать накал страстей. Но на самом деле — пшик. В чувства их не веришь ни на грамм, да и нет там никаких чувств, абсолютно непонятно, что их держит вместе и почему они так заморачиваются, а трогательная сцена расставания в конце фильма перед битвой Амстердама с Мясником (а параллельно расстрелом армией и флотом северян своих же горожан) просто утомляет. Когда Дженни говорит Амстердаму: «Я уезжаю сегодня», а он ей: «Останься до завтра, мы уедем вместе», так и хочется подсказать Амстердаму более уместное в данном случае: «Да, давай ты уже вали, скока можно сопли жевать».

Кэмерон Диаз просто плохо играет. Несколько комедийных сценок из жизни воровки в самом начале фильма ей удались, но потом она превращается в жеманную, расфуфыренную пустышку, как-то неловко и стеснительно изображающую любовь.

Амстердам
Как хорошо могло бы получиться. Только представим. Амстердам (сколько там ему, лет 20?) приезжает, чтобы отомстить за отца, убить Мясника. Он лет 10 только об этом думает, он представляет, как протыкает Мясника ножом, он представляет этого Мясника, ведь он видел его давно, когда-то в детстве, уже толком и лица не вспомнить. Представляет Мясника ужасным, мерзким монстром. И вот он находит его, крутится где-то рядом, вынашивая планы мести. Мясник прибирает пацана к рукам, Амстердам ему нравится, Мясник чувствует в нем характер, мощь, скрытую ярость. Он приближает Амстердама, возможно, видит в нем преемника, и, наконец, не подозревая, что перед ним сын Валлона, рассказывает ему о единственном достойном человеке, которого он встретил за всю свою жизнь, об его отце. Да, он убил Валлона. Но иначе быть не могло. Это два великих человека, стоящих во главе двух воюющих банд. Кто-то из них неминуемо должен был умереть. И вот в глазах Амстердама Мясник из надуманного монстра превращается в великую личность равную отцу, вызывающую какие-то чувства: восхищение, уважение или ненависть? Амстердам должен был бы задуматься. И в театре Мясника от смерти спасти, еще не зная почему, для своей мести или… И уже не знает, как же быть ему, но все вокруг подталкивают его на месть. Даже единственная его Дженни и та Мясником перепахана.

Понимаю, несколько сложновато.

Второй вариант, попроще. Мясник убивает Валлона. Амстердам мечтает отомстить, втирается в доверие к Мяснику и, подгадав момент того колбасит.

Так вот, ни того, ни другого варианта в фильме нет, а есть сплошная нелепица и невнятные намеки. Создается впечатление, что Скорсезе колеблется и никак не определится, что же ему сказать (есть еще версия: после авторского монтажа продолжительность фильма составляла 4 часа, это не понравилось продюсерам, и по их требованию фильм перекроили и сократили до 2 часов 40 минут). Формально, в общих чертах угадать о чем идет речь можно. Конечно, зритель — это же соавтор, пусть мозгами пошурупит и допридумает для себя какой угодно вариант истории. Так в таком случае лучше дома посидеть, книжку почитать, если фантазия богатая.

Мог бы ДиКаприо сыграть Амстердама как надо, в полный рост? Вне всяких сомнений мог бы. Возможно ему забыли объяснить, кого он играет? А сам он сценарий не читал, если где, случайно, по ходу съемок и попал, ну проперло чувака, так и то или пленку потеряли, или засветили, или половину вырезали при монтаже. А тут еще поблядушка эта невнятная под ногами крутится, да и Мясник — шут гороховый. Как тут уважение-восхищение изображать?

Бил Мясник
Мясник — отдельная тема. Напомню, это тот человек, который держит в подчинении чуть ли не весь город, с которым политикам за честь познакомиться, руководство города на него опирается, полиция в сторону уходит, уступая ему право вершить правосудие, ведь только Мяснику под силу усмирить толпу, банды, навести порядок на улицах. Харизма! Характер, переламывающий любого. А что мы видим? Пустое место! Все вектора (власть, сила, деньги) устремлены на… пустое место. Но ведь что-то там должно быть? Присматриваемся. Маленький, толстенький Бармалей. «Я злой? Злой. Я ужасный? Ужасный. Я злой, ужасный Бармалей, я кушаю маленьких детей.» Помните фильм «Джентльмены удачи»? Леонов играет Доцента и Псевдодоцента. Почти весь фильм Псевдодоцент делает какие-то нелепые телодвижения: утю-тю, в угол поставлю. Смешно. И вот на экране появляется Доцент. Настоящий. Ничего не делает. Только носом шмыгнул. А страшно! (Напоминаю, обе роли играет Леонов.) Но ведь это всего лишь комедия, а тут драма, не побоюсь этого слова, эпическое полотно, в центре которого… волк тряпочный. Как ему удалось подчинить весь город? Загадка какая-то, абсурд. Почему ему какой-нибудь разносчик газет еще пенделя не зарядил? Короче, с Мясником полный провал. Какой-то плоский комиксовский персонаж. В плоской груди которого просто не помещается вся эта буря чувств, а чувства быть должны: ведь он «коренной» американец, ведь он реально должен быть патриотом, ведь это ЕГО страна, ЕГО город, он опора мира. Зло, которое творит добро. Добро, творящее зло.

Тем не менее Дэниэль Дэй-Льюис играет просто блистательно. Мясник — такой балаганный, веселый садист. Но это персонаж из какого-то другого фильма.

По каким-то причинам от этой роли отказался Роберт Де Ниро. Даже не знаю сыграл бы Де Ниро лучше. Дело все-таки не в одном Дэй-Льюисе. Все вместе как-то нелепо.

Картинка
Теперь еще одно: камера, костюмы. О них не забываешь ни на секунду, все нарочито вычурно, все замысловато и чересчур обращает на себя внимание (для сравнения, в «Пиратах Карибского моря» костюмы, съемки ничуть не проще, а смотришь, так и надо, все тютелька в тютельку, ну может шляпа Логоваза под занавес несколько не по теме, так и она обыгрывается: «Хорошая у тебя шляпа, Логоваз,» — говорит, прощаясь, Джонни Депп).

Да вычурно, да замысловато, но этому есть объяснение.

Фильм не о бандитских разборках, фильм не о любовном треугольнике, и даже не о мести, а, как правильно отметил Денежка, фильм — МИФ (ну хотя бы попытка мифотворчества). Какими средствами это достигается? Вот такой нарочитой художественностью, детализацией и обобщением. Яркое ослепительное шоу на экране должно напоминать о том, что перед нами мифологизированная история. То есть привкус театра марионеток очень даже уместен, он не дает увлечься правдоподобностью всего лишь одной из версий, напоминает, что это красивый, но миф. Сказка.

Но и тут косяк упороли.

Два с половиной часа извращаются с картинкой, а под конец фильма появляется голос за кадром, якобы воспоминания Амстердама: «И на грудь каждого убитого ставили свечу, чтобы родные могли узнать его. Стояла ночь, но улицы были освещены светом свечей». Красиво? Здорово! Так много было убитых, так много было свечей… не пересказать. А что мы видим на экране? Да ничего особенного. Улица, мертвецы, свечки. И голос за кадром, откуда он взялся на последних минутах? О камере забыли? Или уволили оператора, решив сэкономить малехо? Мол, ДиКаприо с листика начитает, все дешевле будет. Вроде бы ничего страшного, сойдет, потянет, пипл схавает, не поморщится. Но посмотрим, что произошло? Вот, к примеру, читаем книгу. 300 страниц в третьем лице: «он пошел, он пришел, он посмотрел». А на последних 2-х вдруг от первого лица: «и увидел я»…

Это очень сильный ход. И хорошо бы его как-то обыграть.

Если говорить о нашем примере, две последние страницы должны быть набраны курсивом или выделены в какую-то обособленную главу. В кино… Ну, например, как в «Собачьем сердце». Фильм вообще стилизован под старый, черно-белый (даже черно-желтый как выцветшие фотографии). А там, где текст за кадром читает собака, движения становятся рваными, изображение — трафаретным, как кадры хроники.

Может быть, остановка камеры в конце «Банд» это и есть курсив? Да, нет, ерунда какая-то. Ничего там подобного нет. Но ни с того, ни с сего Амстердам из просто героя (пусть одного из главных) превращается в агента автора.

Что это за агент?

Перри
У Набокова есть такой термин (в «Лекциях по зарубежной литературе», откуда и эпиграф) — перри. Он обозначает авторского приспешника низшего разряда — героя или героев, которые на всем протяжении книги находятся, что ли, при исполнении служебных обязанностей; чья единственная цель, чей смысл существования в том, что они посещают места, которые автор хочет показать читателю, и встречаются с теми, с кем автор хочет познакомить читателя; в таких главах перри вряд ли обладает собственной личностью. У него нет воли, нет души, нет сердца — ничего, он только странствующий перри… Лучше сразу отложить перо, чем позволить перри тянуть нить рассказа, как волочит за собой пыльную паутину охромевшее насекомое.

Я думаю, что это верно не только в отношении к Амстердаму. В «Бандах» все герои такие. Складывается впечатление, что Мартин Скорсезе в стремлении показать из какого дерьма родилась современная Америка создал некий мракобесный мир, поместил в него героев, даже в общих чертах придумал, что им там делать. Но актерам о своих затеях забыл сказать. И те бродят бездушные и безвольные из одного угла в другой. Выполняют (непонятно почему) то, что написано в сценарии. Они не вызывают никакого сочувствия, никаких переживаний. Не они движут действие. А Скорсезе волочит их из одной сцены в другую. А зрителю совершенно наплевать, что с ними произойдет.

Знаете на что это похоже?
На историческую серию конфет «Беседа».

На фантике портрет Екатерины, с внутренней стороны несколько строчек, какой-нибудь интересный факт из истории. Но помимо фантика должна быть еще и конфета. Шоколадная! Разворачиваем. Что это? В лучшем случае желто-коричневый ссыпающийся «шоколад соевый». Подъёбка! Хотя историю по фантикам изучать — подъёбка не меньшая.

Отметить: Re: Миф («Банды Нью-Йорка»)

Материалы по теме:

Шутки на виражах (Рецензия на фильм «Тачки») «У каждого автомобиля есть душа. Я знаю, я их видел миллионы».Генри Форд
Нафига читать книжки? А заодно ходить в театр и кино? Ответ, казалось бы, ясен: для прикола. Если говорить нормальным языком: для удовольствия. И с этой точки зрения никакого смысла в литературе и не должно быть. Мы же не спрашиваем: есть ли смысл в футболе или хоккее.
120 цитат из м/с «Футурама» Выкладываем подборочку цитат из «Футурамы». Здесь собраны фразы из пяти сезонов, но, объективно, первый сезон лучший, и достойных реплик там, как ни крути, больше. Мы старались подобрать цитаты так, чтобы они были понятны и без особых знаний футурамистических реалий.
Комментировать: Re: Миф («Банды Нью-Йорка»)