Родина

Родина

Родина

Родина — понятие не географическое…
Васко Де Гама

Я знаю, чаво нам всем не хватает.
Любви. Не к ближнему, нет, нет. К Родине. Вот так с большой буквы, Р-О-Д-И-Н-А.
И все потому, что ее нет. Нету заразы и все тут.
А ведь была когда-то.

Но это дело пустое. Была, не была — какая разница. Главное что сейчас нету. А любить надо, это такая государственная политика. «Динамо-Киев» любить, Павло Зиброва, национального производителя и это, как его… президента опять же. Только не получается. Кто б помог?

И помогли же!

Братан! Браток! Братуха Клинтон!
Если б не он, кто ж еще? А он, приехал за тридевять земель, не поленился, и помог. Рассмотреть ее родимую, Родину, то есть.

«Боритеся и поборитесь!» — уж не знаю, на каком это языке, но за душу берет. Кто-то у него в референтах, кто фразу эту написал, шибко умный, мабуть канадец. Смотришь на Билла и от любви к Родине просто деваться некуда. К чему бы это?
Хотя я его, то есть Клинтона понимаю. Ему без нас никак. Все-таки ядерная держава. Что? Ракет у нас нету? У нас хуже есть!

Вот возьмем россиян, или этих, как его, китайцев! Ну, что у них? Ядерный саквояж какой-то, кнопка в ем! Нажмешь кнопку, — чего-то там полетит, не нажмешь, — не полетит. И ВСЕ-Е-Е!
А у нас? ЧЕРНОБЫЛЬ! Никаких кнопок! Все вручную! И главное никакой гарантии! Жахнет хоть завтра!

Но мы-то знаем, что не жахнет, но Билл-то… Билл-то боится! Потому как не знает! То есть, не уверен. Как сказано в писании: «Незнания преумножают печаль. Многая незнания, многая скорбь.». Или как-то не так?
Ну не важно. Важно, что мы этого Билла, за Чернобыль, как за… Ну, во общем за что-то там держим…
Вот он бедный и старается, энтот самый Чернобыль нейтрализовать. Давайте, говорит, я вам денег дам, но только какое-то конечное количество? А? Сколько вам надо?

Да, мы говорим, кто его знает, точно сказать невозможно! Может миллионов восемьдесят!

— Так, дорого… Ну, ладно, берите, что ли…
— Да, но мы… люди честные. Может мы вам что-нибудь за это… ну предоставим, что ли…

И предоставили.
Площадь Независимости.
В аренду.
Вместе со слушателями, с народом то есть. У нас, его за кепки, флажки и «зирок эстрады», море купить можно.
Сорок тысяч.

Вот, Билл и фуговал их в НАТО. Надо, мол в НАТО!

Да народ и так знает что надо. Вон что с Югославией сделали. Кто ж такое хочет!
Но только со следующей получки! До получки денег нема. На халяву пожалуйста, а так денег нема… А как будут бабки… то хоть в ОБСЕ! Честнслово!

Хотя врут! Врут точно!
Деньги и сейчас есть!

Ющенко, премьер министр наш, так и сказал:
— Гроши у них е. Тильки воны их ховають. Да и як их нема, колы мы гроши регулярно печатаем? Но тильки воны ховають. Тому, воны и за енергию и не платют! Отключить их, и вся потреба. Сразу гроши знайдуться…

То есть у налогоплательщика деньги есть, но он их не дает, а если его без воды и света оставить, то он сразу отдаст!
Во как!

Энергетики на своего бывшего шефа орут. На Суркиса. Ты мол, все бабки разворовал! От тебя ж не хрена не осталось! Потому и загибаемся!

А он отвечает:
— Кто, я? Да я квартиры строил!
— Кому? — обалдели энергетики.
— Как кому? Футболистам! Динамо-Киеву!
— Е-мое!— сказали энергетики.
Футболисты — это наша гордость!

А пенсионеры не гордость, на пенсионерах национальную идею не выстроишь. Им квартиры не нужны. Тем более пенсии…
То ли дело футбол. Или бомбардировка Югославии. Или марш бросок в Приштину…

Тут главное знать на чем национальную идею выстроить. Мы решили на футболистах. Их всего двадцать два человека, ну может чуть больше.
Как-нибудь всей нацией прокормим…
Не то, что этих пенсионеров…

Отметить: Родина

Материалы по теме:

Все ТАК! Тут может, кто не знает, так мы живем на Украине. Ну, это вроде страна такая. Во всяком случае, на страну похожа. Даже президент свой есть. Тут ему, президенту, говорят: «Слышь, Леонид Данилыч, (это его имя такое) слышь, может, устраним комедию. С выборами этими. Все ясно. Ты герой, а мы педики.
Язык: до Киева или до цугундера? До киевского цугундера… Ну, просто удивительно: язык по определению коммуникатор. То есть объединитель людей, мостик между личностями, племенами, нациями… Цивилизациями, черт возьми. Так кем же надо быть, что бы использовать язык для разделения, обособления нации, для вражды?
Страх Сегодня я испытал чувство страха. Нет, конечно, я испытал его отнюдь не впервые. Я помню, как в детстве, как-то проснувшись ночью, я вдруг четко осознал, что в комнате рядом с кроватью кто-то стоит.
Комментировать: Родина