Родина

Родина

Родина

Родина — понятие не географическое…
Васко Де Гама

Я знаю, чаво нам всем не хватает.
Любви. Не к ближнему, нет, нет. К Родине. Вот так с большой буквы, Р-О-Д-И-Н-А.
И все потому, что ее нет. Нету заразы и все тут.
А ведь была когда-то.

Но это дело пустое. Была, не была — какая разница. Главное что сейчас нету. А любить надо, это такая государственная политика. «Динамо-Киев» любить, Павло Зиброва, национального производителя и это, как его… президента опять же. Только не получается. Кто б помог?

И помогли же!

Братан! Браток! Братуха Клинтон!
Если б не он, кто ж еще? А он, приехал за тридевять земель, не поленился, и помог. Рассмотреть ее родимую, Родину, то есть.

«Боритеся и поборитесь!» — уж не знаю, на каком это языке, но за душу берет. Кто-то у него в референтах, кто фразу эту написал, шибко умный, мабуть канадец. Смотришь на Билла и от любви к Родине просто деваться некуда. К чему бы это?
Хотя я его, то есть Клинтона понимаю. Ему без нас никак. Все-таки ядерная держава. Что? Ракет у нас нету? У нас хуже есть!

Вот возьмем россиян, или этих, как его, китайцев! Ну, что у них? Ядерный саквояж какой-то, кнопка в ем! Нажмешь кнопку, — чего-то там полетит, не нажмешь, — не полетит. И ВСЕ-Е-Е!
А у нас? ЧЕРНОБЫЛЬ! Никаких кнопок! Все вручную! И главное никакой гарантии! Жахнет хоть завтра!

Но мы-то знаем, что не жахнет, но Билл-то… Билл-то боится! Потому как не знает! То есть, не уверен. Как сказано в писании: «Незнания преумножают печаль. Многая незнания, многая скорбь.». Или как-то не так?
Ну не важно. Важно, что мы этого Билла, за Чернобыль, как за… Ну, во общем за что-то там держим…
Вот он бедный и старается, энтот самый Чернобыль нейтрализовать. Давайте, говорит, я вам денег дам, но только какое-то конечное количество? А? Сколько вам надо?

Да, мы говорим, кто его знает, точно сказать невозможно! Может миллионов восемьдесят!

— Так, дорого… Ну, ладно, берите, что ли…
— Да, но мы… люди честные. Может мы вам что-нибудь за это… ну предоставим, что ли…

И предоставили.
Площадь Независимости.
В аренду.
Вместе со слушателями, с народом то есть. У нас, его за кепки, флажки и «зирок эстрады», море купить можно.
Сорок тысяч.

Вот, Билл и фуговал их в НАТО. Надо, мол в НАТО!

Да народ и так знает что надо. Вон что с Югославией сделали. Кто ж такое хочет!
Но только со следующей получки! До получки денег нема. На халяву пожалуйста, а так денег нема… А как будут бабки… то хоть в ОБСЕ! Честнслово!

Хотя врут! Врут точно!
Деньги и сейчас есть!

Ющенко, премьер министр наш, так и сказал:
— Гроши у них е. Тильки воны их ховають. Да и як их нема, колы мы гроши регулярно печатаем? Но тильки воны ховають. Тому, воны и за енергию и не платют! Отключить их, и вся потреба. Сразу гроши знайдуться…

То есть у налогоплательщика деньги есть, но он их не дает, а если его без воды и света оставить, то он сразу отдаст!
Во как!

Энергетики на своего бывшего шефа орут. На Суркиса. Ты мол, все бабки разворовал! От тебя ж не хрена не осталось! Потому и загибаемся!

А он отвечает:
— Кто, я? Да я квартиры строил!
— Кому? — обалдели энергетики.
— Как кому? Футболистам! Динамо-Киеву!
— Е-мое!— сказали энергетики.
Футболисты — это наша гордость!

А пенсионеры не гордость, на пенсионерах национальную идею не выстроишь. Им квартиры не нужны. Тем более пенсии…
То ли дело футбол. Или бомбардировка Югославии. Или марш бросок в Приштину…

Тут главное знать на чем национальную идею выстроить. Мы решили на футболистах. Их всего двадцать два человека, ну может чуть больше.
Как-нибудь всей нацией прокормим…
Не то, что этих пенсионеров…

Отметить: Родина

Материалы по теме:

Язык мой — враг твой, остальное общее Общее у нас — территория. Место, так сказать, проживания. А вот языки, хоть и родственные, но разные. Особенно это заметно на примере блатной попсы. Она ясное дело русскоязычная. А вот скажем, бессмертные творения Дмитро Поплавского, напротив, правильноязычные.
2000 Значит так, очень много всяких споров по поводу — когда же наступит третье тысячелетие (некоторые даже пишут «тысячилетие», но это не главное).
Антикризисное эссе Наступили тяжёлые времена. Народ лишается работы. Причём на улице оказываются не дворники — они и так сутками на улице, не депутаты и не водители депутатов. Увольнения коснулись, прежде всего, самого многочисленного отряда наёмных работников — менеджеров среднего звена.
Комментировать: Родина