Роев ручей

Роев ручей

Роев ручей
Зоопарк «Роев ручей» — гордость мэра и горожан. Его любят, им гордятся. Каждое новое приобретение занимает достойное место в новостях местных телекомпаний. Это штрафной изолятор на свежем воздухе, содержание арестантов — в помещениях камерного типа или в локалках. Осуждены пожизненно. Передачи запрещены.

Здесь высокомерный верблюд, сбежавший с пачки «Camel». Рядом девочка як — волосатая корова-модница. А это хрупкий гуанако, этапированный из Южной Америки, кротко жуёт сено и ветки кедровой сосны («вот стою я, простой кордильерский гуанако, на границе Европы и Азии — маму потерял, берега попутал…»).

Дико выглядит страус на свежем снегу. Его оперенье — куча серого лапника, припорошенного белыми мухами. Жилистые лапы — гигантские куриные. Маленькая злобная головка кусает сетку вольера.

Подарок губернатора — бежевый красавец, белый медведь «Командор Седов» — стоит у пустого треугольника бассейна, равнодушно глядя на кусок синего мяса.

У медвежьих вольеров пустые пивные бутылки. Криволапый мишка гималайский с кокетливо-округлыми ушками, к пиву отношения не имеющий. Темно-красный помидор, половинка яблока на белом. Крепкий запах навоза.

Песцы с удивленными мордами.

Козлы с ввинченными в лоб шампурами.

Пятнистый ягуарунди — длинная киска с маленькой головкой.

В камере кота-рыболова широченная откидная доска на цепях, на доске спит котяра, свисают хвостище и лапы.

В теплых вольерах — блатные:

Пара огромных пёстрых попугаев, похожих на пожилых грузин.

Египетская летучая собака, вся из складок пыльной замши, обняла такого же собаку и спит вниз головой, выпятив крошечный членик.

Малый толстый лори — малый и толстый.

Полосатый мангуст плохо себя ведёт. Всё разбросает, корм в опилки зароет и спит. Явно выпрашивает тазиком по морде.

А вот крошечная обезьянка игрунка из экваториальных дождевых лесов Бразилии, …где очень много диких обезьян. Ушки спрятаны в белые кустики. Напоминает шамана.

Глухаря опекает фирма по продаже слуховых аппаратов. Голубую сороку — объединение «Лакокраска».

Дикобраз похож на засохшую метлу. У ошейникового пекари благородная японская седина.

Добродушный капибара — огромный хомяк, переживший гормональный взрыв.

Красавец бенгальский кот невозмутимо спит. Макак-резус висит неподвижно на решетке и грустно-грустно смотрит в окно.

Кенгуру дружит с тапиром. У них благоустроенная двушка.

Вселенская печаль на морде краснозадого гамадрила: «Сколько дуриков, сколько уродов мимо меня проходит… Ломброзо на вас нет…»

В полночь бьют в зверинце невидимые часы, беззвучно открываются решетки — начинается время Ночного Перемирия.

Волк кормит мышей. Попугаи обсуждают политику Тбилиси в Закавказье. Медведь допивает из оставленных посетителями пивных бутылок. Макак-резус старательно лепит из хлебного мякиша голову Дарвина…

Отметить: Роев ручей

Материалы по теме:

Я и жрецы Чертовски трудно поздним вечером, после двух работ, сохранять ясность ума. В основном, доминируют несколько мыслей: «Эх, пожрать бы!», «Блин, до чего ж спать охота!», «Когда же я допишу этот чертов роман?!», ну и еще-пара-тройка того же порядка.
Северное сияние (Из сборника «Северное сияние») Тогда я еще не знал, что Сережу Кравченко зовут именно Сережа Кравченко, как сам Сережа еще не знал, что 10 лет спустя он станет обитать на Курском вокзале, просить милостыню и пить шампунь и одеколон в те редкие дни, когда под рукой не будет нюхательного клея…
«Очень страшное кино» без номера Вот и до меня дошла российская демократия. Сначала понемногу, а потом всё больше и больше пристрастилась я смотреть американские фильмы ужасов. Почему ужасов, да ещё американских? Своих не хватало? Или хватало, но захотела сравнить, где ужаснее. Не знаю. Смотрела и смотрела.
Комментировать: Роев ручей