Савонарола…

Савонарола — это так, примета…
Душа — убийцы и слова поэта…
Кликуша? Нет… Совсем не из кликуш —
А пламенный борец с порядком мира…
И у него была, конечно, лира…

И с соком виноградным — ел пломбир он…
И жил в квартире — так себе, квартира…
И как вампир — искал он новых душ…
А сказано: не тронь неискушенных…
Но грыз он души вместо фиг сушенных…

Вот Боттичелли — был собой прекрасен.
Художник, что себе и небу ясен…
Друг Дожа… Что же?
Ничего же…
А так — деталь достояна описанья…
Деталь всегда — как жадная пиранья
Сжирает первый план любой картины…
Да… Боттичелли — он писал картины,
И не любил ни вечера, ни тины…
Ни пауков — он их всегда боялся…
А если видел нитку паутины,
То от нее за занавес скрывался…

Савонарола — он же меч во чреслах…
Заговорит — и все подпрыгнут в креслах…
А если спросят:
— Как же так? И — если?
Он не ответит — а тотчас завоет,
И запалит свечу,
И — головою
Пробьет метровую дыру в камине…
Да, был он крепок…
И о нем доныне
Рассказывают всякое и разно…
Что вел себя хотя он безобразно,
Но был герой бунтующего класса…
А класс ведь — масса…
И его герои
Сильней богов, что по Олимпу бродят…
Савонарола знай себе — все шкодит…
И крест несет. Горящий еле-еле…
О нем уже легенды есть в народе —
А из легенд и создан Боттичелли…

История понятна на пять строчек…
И что о ней рассказывать — не знаю…
Савонарола — от ступней до мочек,
Засушенный в гербарии цветочек…
Такой Савонарола — между прочим,
Своей карьерой странной озабочен…
И — Боттичелли, что — любимец рая…
И битв тут нет — сошлось все так и эдак,
Устали все — однако, возрожденье…
И как в нем жить, без в паспорте пометок?
Оливковых, хоть и засохших, веток?
И на уроках в школе — без отметок?
Нет… Невозможно это… Улетели?
Да, улетели! — вскрикнул Боттичелли…
И сжег свои картины верой крепок…

Нам дарят смысл, уйдя от вечной сути…
Нам говорят, что это — хорошо. Но…
Мы проживаем время — по минуте,
Потом его, цитируя дословно…
В нас есть тоска, и бунт, и песнь свирели,
Которая из пепла, дня, раскола…
Ведь в нас живут — художник Боттичелли,
И пепел от костра Саванаролы…

Материалы по теме:

Человек-амфибия Человек-амфибия Убоялся торговой толпы Ихтиандр, пестроты этих скользких латинос, темперамента их, трескотни их тирад. То ли дело, поквакал и — в тину… Жизнь прозрачнее кажется в толще воды и внезапней стального стилета:
Воскресение… Телефон… Воскресение… Телефон замолк до утра, Которое было уже вчера… Пауза… Всхлип весла… Цапли крик — камыш за три тысячи верст…
Едоки картофеля Густое масло жизни плазму Судеб скрывает. Полотно Пугает чернотой — оно Сознанье, склонное к сарказму Изменит хлеще, чем вино. Сколь подоплёка тяжела Представленного на картине?