Семя белого человека («Отсос», Стюарт Хоум)

Семя белого человека («Отсос», Стюарт Хоум)

Семя белого человека («Отсос», Стюарт Хоум)
Семя белого человека, Отсос, Стюарт Хоум
«Отсос», Стюарт Хоум
М.: АСТ, 2004
Недалеко от моего дома есть парк. Я как всегда издалека, но эта прелюдия имеет непосредственное отношение к теме нашего разговора. Стало быть — парк. Ну, не то чтоб действительно парк, так название одно. Называется он — «Детский парк».

Отсос, Стюарт ХоумЭто огороженная территория с газонами, какими-то кустиками-деревцами, асфальтированными дорожками, аллейками. Там часто молодые мамы прогуливаются с колясками. Посередине фонтан. Круглый. Над ним в виде радуги трубы, из них вода льется. Все очень симметрично. Особенно если смотреть от ворот, я там часто мимо прохожу. Я бы никогда и не обратил на эту симметрию никакого внимания, но как-то шел утром к метро. И остановился у ворот. Прямо широкая аллея, посередине ее клумба, справа-слева стриженые кусты, газоны. По центру фонтан с радугой-трубадугой. Слева от этого фонтана стоит ГАЗ с оранжево-жёлтой будкой, с надписью то ли МЧС, то ли Мосгорсвет, ну все уже знают, кто ездит в таких машинах. Справа от фонтана прогуливается гражданин в оранжевой жилетке. А прямо по центру, перед фонтаном, очень симметрично, сидит другой. В каком-то темно-синем балахоне. Сидит… вернее стоит на коленях. И не шелохнется. Замер. Сидит молча, без единого движения. Потом наклонился в поклоне. Опять выпрямился. Медитирует или молится, я не знал чего и подумать. Но что в данной ситуации скажет любой культурный человек? Фильмов насмотревшись, книг начитавшись. Видимо… нет-нет с полной очевидностью можно заявить, этой ночью совершенно здесь было убийство, не меньше. Приехали спасатели — место очищают. Вот-вот нагрянут сюда мамаши с колясками. А мамочкам молодым и карапузам тоже никак нельзя в грязном месте кислородом дышать.

Стоп. Конечно же, я нормальный человек, и понимаю, что все не так. Но это выглядело именно так. Иду дальше, но метров через пять я остановился посмотреть, что же там происходит на самом-то деле. Медитирующий, тот, что в синем балахоне встал. А прямо из под ног его вылез еще один, тоже в синей робе. Вылез он из колодца, я просто не заметил колодца. Он там гайки какие-то для фонтана крутил, а этот, блин, молящийся, ему ключи подавал.

Теперь переходим к книге. Своим этим гуманитарным вхождением в тему я просто хотел отметить — не все на самом деле так, как выглядит.

Книга «Отсос» Стюарта Хоума, который автор нескольких культовых романов и культурологический работ, как написано сзади на обложке.

Место действия — Лондон. Видимо, как считает автор, центр мира. Впрочем, судя по тем, кто перебирается туда на ПМЖ, это действительно один из центров, штаб-квартир мирового правительства.

Время — рубеж XX и XXI веков.

Среда — множество партий, партиичек, партишечек, партишочков, партушечек, партиищей, партитушичек, партишошучек… Каждая имеет название, разное количество активистов, какие-то вроде как взгляды. Они объединяются, разъединяются, договариваются между собой, воюют между собой, с полицией, с… кем угодно.

Сюжет — лидер партии «Союз Нигилистов» Быстрый Ник Картер главное действующее лицо, вернее один из множества-множества героев, их там туева хуча, прямо как в «Войне и Мире», не меньше. Так вот Быстрый Ник Картер — анархист крайнего толка, превращающий Лондон в поле битвы разного сброда с государством, культурой, нацистами, расистами, ожиревшими либералами и, вообще, со всеми подряд. Нарцисс Брук, фюрер странноватой христианско-фашисткой организации «Белое Семя Христово» дает задание трем своим активисткам найти Ника и забеременеть от него. Быстрый Ник, конечно, заблуждающийся в своих политических взглядах индивид с затуманенным мультикультурным образованием разумом, тем не менее, он — великолепный образчик англосаксонского мужчины. А Белая Раса не может себе позволить разбрасываться таким генетическим богатством. Вот собственно и весь сюжет. Это даже не нить, это волос, вокруг которого плетется толстенный канат из параллельных линий, героев, событий.

Вот, кстати, цитатка. Мне нравится, потом скажу почему. Сначала цитата.

Во главе колонны шла горстка хорошо одетых нигилистов. Они несли знамя, на котором была изображена гильотина и надпись: «Союз Нигилистов». За ними растянулась ободранная колонна люмпенов — разрозненная масса, состоящая из низших слоев пролетариата и опустившихся элементов буржуазного класса: нищих, почтовых работников, демобилизованных солдат, графических дизайнеров-фрилансеров, рецидивистов, непризнанных рок-музыкантов, карманников, поэтов, владельцев борделей, художников-любителей, работников общественных туалетов, попрошаек, безработной молодежи и даже одного непонятно откуда взявшегося старьевщика.

Ладно, чего там кота за яйца тянуть, скажу, почему мне эта цитата нравится. Дело в том, что последние лет пятнадцать графический дизайн — это то, чем я на кусок хлеба с маслом зарабатываю. Зачитал я этот отрывок в нашем отделе графических дизайнеров — имел громадный успех. Все наконец-то поняли, в какой компании им место.

Вернемся к первоначальному тезису — не все на самом деле так, как выглядит.

Когда я начал читать книгу, что-то меня раздражало, как-то не давало покоя. Потом понял — мы привыкли… стоп-стоп, буду говорить за себя — я привык думать так — партия, значит ячейки по всей стране, на каждом заводе, в институтах и пр. и пр. А тут два человека выпили пива, побакланили, вышли на улицу, потрепались еще с десятком оболтусов — уже партия. Название придумали, дали в морду полицейскому — уже акция.

А по существу, если вернуться к первоначальному смыслу, партия — это единомышленники, несколько единомышленников. Группировка — если по-человечески. И до XX века так и было. Т.е. несколько человек, преследующие свои цели, нечто замышляли, поднимали волну, и на этой поднятой волне массовых беспорядков осуществляли или не осуществляли свои замыслы. Да, конечно, были массовые движения. Можно вспомнить и Болотный бунт, и Гуса, и Желтые Повязки в Китае (привет, кстати, оранжевым революционерам, ничто не ново под Луной). Но были ли, к примеру, Желтые Повязки партией? Можно не отвечать на этот вопрос.

И только XX век дал партию в таком понятии, как тоталитарную сообщность.

Начало XX века — падение иерархической цивилизации. Помните, в каком-то школьном учебнике — пирамида, внизу крестьяне, потом рыцари… могу ошибаться, кто там над кем… короче, сверху король. Вассал моего вассала не мой вассал — вот пароль. В начале XX века эта система рухнула. В основе всей это системы была земля. Под крестьянами была земля (что, кстати, не отражено в схеме школьного учебника). В начале XX века появилась такая штука, как трафик. Марроканские арбузы, албанский инжир (это я так от фонаря). В Москве в Елисеевском ананасы. Пожалуйста. Все привычные институты, структура общества, цивилизация — были основаны на земле. А тут, на тебе — пролетариат жрет ананасы. Восстание масс, читайте устав, первоисточники. И цивилизация, спасая себя от деструктуризации, рождает такую хрень, как тоталитаризм. Фашизм. Коммунизм. Глобальные партии. Фашизмом была охвачена вся Европа. Это сейчас вспоминаем мы только Германию. Но, господа-товарищи. Испания, Италия, Финляндия, Хорваты, Румыны. Даже Франция, как она ни годится Движением Сопротивления, на 50% была фашисткой. Про Англию сказать ничего не могу, не знаю. Тоталитаризм просто попытка цивилизации структурировать себя, спастись от хаоса. Здесь рождаются привычные нам… мне, опять же за себя говорю… мне партии. Партия должна быть — ух! Произносишь — коммунист, и весь человек как на ладони. И про все остальных 158 миллионов все ясно, включая стариков и младенцев. А тут… я возвращаюсь к книжке… два человека — уже партия. И сегодня это как раз и нормально. Партия — группировка единомышленников. Кровавый XX, слава тебе Господи, листок календаря перевернут, и история завершила виток в спирали своего развития. Какие-то вещи вернулись на круги своя.

Но вышло — хотели как лучше, а получилось как всегда. Говно получилось. Если раньше партии (читай, группировки) обслуживали единоличную волю некоего суверена, ну и, конечно, некую кучку приближенных. Теперь партии… ну, какие же это партии? не знаю, в моем понимании, это группировка, клика, какие еще слова подобрать?.. обслуживают олигархические персоналии. Все, надоело мне на эту тему рассуждать.

В общем, в современных реалиях, с современным уровнем развития технологий два человека — это уже партия, а если у них, к примеру, есть атомная бомба (а почему бы им где-то и не приобрести атомную бомбу) — это уже серьезная сила на современном политическом горизонте. Только название придумать. И вот здесь собака нехило порылась. На поверку все разнообразие политических направлений сводится лишь к степени идти до конца или лежать на диване.

Партии, партиички, партишечки, партишочки, партушечки, партиищи, партитушички, партишошучеки… Англо-Саксонское Движение, Партия Отсутствующего Будущего, Классовая Справедливость, Партия Насилия, Церковь Адольфа Гитлера, Спартаковская Рабочая Группа, Лига Рабочих, Движение Управляемой Активности, Белое Семя Христово, Партия Невидимого Стяга, Брикстонские Черные Сепаратисты, Свобода, Общество Умерщвления Мужчин, Крестовый Поход Христианской Любви и Понимания… (это я из «Отсоса», вы можете добавить любую, известную вам, партию), все они в конечном счете — хуесосы.

Кроме, конечно же «Союза Нигилистов», в который, сам того не ведая, Стюарт Хоум записал и меня (какого хрена?).

Отметить: Семя белого человека («Отсос», Стюарт Хоум)

Материалы по теме:

Как выглядела Анна Каренина Читателю необязательно смотреть на Анну глазами Вронского, но для тех, кто хочет оценить все детали мастерства, необходимо себе четко представлять внешность героини.
Тихий пшик («Уилт на высоте», Том Шарп) «Уилт на высоте», Том Шарп М.: Эксмо, 2004
Комментировать: Семя белого человека («Отсос», Стюарт Хоум)