Сверху

Сверху

Сверху
Мне посчастливилось увидеть рассвет над Альпами. Говоря «над», я именно это и имею в виду. Вчера в семь утра я взлетал из миланского аэропорта Мальпенса, окруженного с северной стороны снежными вершинами. Я завтыкал над этим зрелищем еще когда ожидал объявления посадки на рейс, стоя у огромного окна.

Солнце только-только вставало, пробиваясь багряными линиями сквозь синеватые облака, и за считанные минуты обнажила картину нереальной красоты. Острые и пологие снежные вершины альпийских гор на фоне поначалу темно-синего, а потом ярко-голубого неба. Словно нарисованные каким-то сумасшедшим гением. Попросту, Богом.

С местом у окна мне повезло и в самолете. Сперва он прошелся вдоль панорамы гор, когда светало прямо на глазах. Я видел плеяду маленьких домишек у подножья, трогательно прижавшихся друг к другу на берегу округлого залива, речку, замысловато окаймляющую всю южную часть горной системы, пучки запорошенных сосен на первом ярусе восхождения, перистые облака, местами нежно, словно одеялом их укрывающие. Потом мы резко взяли вверх, взмыв над облаками, густыми как взбитые сливки, и наклонились на 45 градусов… Та же горная вершина, восхождение, только никаких острых углов, все так легко, свободно, умиротворенно. И яркий, но мягкий солнечный свет откуда-то справа.

Еще две-три минуты, и Боинг резко ныряет вниз, беря курс на север, прямо через Альпы. Он летит так низко, что видны все долины и ущелья. Видны постройки, мелкие горные речушки, сверкает снег на склонах… Это длилось так восхитительно долго!.. Альпы плавно переходят в зеленую равнину с постройками покрупнее, по автобанам крабиками ползут машины, видны даже жучки-велосипедисты. Солнце уже достаточно высоко, но все такое же мягкое, желто-белое, галлюциногенное…

Сверху все выглядит иначе. Точнее, выглядит таким, каким и есть на самом деле. Я пролетал над разными землями и, думаю, мог бы узнать каждую из них по снимку без подписи. Голландия в апреле яркая, ее ровные прямоугольные поля тюльпанов нельзя спутать ни с чем. Франция, наоборот — в правильных окружностях темно-зеленого и темно-желтого цветов. Испания потрясает красными и ярко-желтыми трапециевидными территориями — точные, но замысловатые формы, складывающиеся в мозаику. Поселения Германии подобны компьютерным платам — сгустки построек с преимущественно красными крышами механически переливаются на солнце, которое по ходу движения гуляет своими зайчиками по лугам-водоемам. Небоскребы Франкфурта видны издалека. Река Майн петляет вдоль прилегающих к городу плат-поселений, которые ближе к небоскребам становятся все насыщенней. Потом Польша сквозь дымку облаков… Поселения в разнобой, но все по-европейски точно размечено. Поля, поля, озера, телевизионная вышка. Когда на поверхности вырисовываются леса в антигеометрических формах и ясно различаются разрытые, но так и брошенные котлованы и овраги — значит, мы дома. Только у нас посреди овального поля предположительно подсолнухов можно встретить огромный выжженный круг, как от метеорита. Постройки стоят где придется, при желании можно рассмотреть хибары в самой чаще. Печаль охватывает вплоть до самого Киева. Киев огромен, Днепр шире Майна и Рейна вместе взятых. Но домА… В большинстве серые, за исключением новых левобережных районов и Оболони. Родина-мать размером с франкфуртские небоскребы и Кельнер-дом, несколько зловеще играет на солнце своим торчащим мечом. Красивы стадионы: Республиканский и «Динамо». Труханов остров загадочен. На мостах — непрерывное движение.

В отличие от Киева, Милан при посадке — бежево-коричнево-красный. Архитектура домов очень напоминает Киев, но зданий в скучных цветах попросту нет. Я пробыл в Милане в общей сложности девять часов. Успел лишь побродить по центру, уклеенному рисованными плакатами Шевы и Кларенса Зеедорфа, рекламирующих новую модель кроссовок Лотто. Потрясает растительность — банановые пальмы, магнолии, цветастые вьюны на кирпичных стенах — все это симпатично даже в морось. Очень забавное ощущение большого, знаменитого и курортного города в одном. Ночью на улицах почти пустынно, но в барах и кафе стоит непрерывный гомон — итальянскому языку сам Доктор прописал создавать подобные шумы. Милан коренным образом отличается от германских городов, он скорее похож на миниатюрную модель Мадрида. Да и девушки здесь на порядок симпатичнее немецких, и испанских тоже (не принимая в расчет бразильянок, конечно!). Даже если судить по тем, что стоят на обочинах: мелькали как мультики для взрослых, когда микроавтобус мчал меня в пять утра в аэропорт. Персонал баров обычно едва шарит в английском и очень поверхностно знает немецкий, — несмотря на то, что Германия буквально за горами. Я минут десять объяснял тупой барменше, что хочу 50 грамм джеймисона, но таки додавил ее.

В Милан я попал, как мне и свойственно, с оказией. В воскресенье днем мне позвонил директор одной киностудии и очень просил ему помочь. Ему в последний момент отказали в итальянской визе, а две бобины с бесценным фильмом, который никоим образом нельзя передать почтовой службой, ждали в Милане до вечера понедельника. При всем моем визуальном распиздяйстве, нужно заметить, у меня есть два явных положительных качества: надежность и открытая виза по Шенгену. И еще склонность к авантюризму. В общем, я сказал «ок», рванул на работу, где за 4 часа умудрился сделать запас по текстам на два дня вперед и написать ЦУ менеджерам на случай форс-мажора. Вечером мне позвонили, и порадовали, что я лечу Люфтганзой в первом классе, поскольку никаких других билетов уже не было.

Первый класс, по сути, ничем таким от второго не отличается, но полетать рядом с толстопузами на шару было по приколу. В каждом аэропорту (Киев, Милан и дважды пересадки во Франкфурте) я заявлялся в бизнес-лаунж в своем потертом вельвете с холщовой усеченно-конусообразной сумкой с бесценным фильмом наперевес, ронял ее на пол и падал со стаканом виски и сигарой в центральное кресло. Толступузы фигели и смущенно улыбались. В их глазах пробегала лента новостей Уолл-стрит. Меня потряс случай во Франкфурте, когда посреди почти библиотечной тишины вип-зоны раздался рингтон из фильма «Бумер», и трубку поднял такой былинный папик в полосатом костюме. Наподобие того, что носил Джигарханян в «Здравствуйте, я ваша тетя!». Не знаю, понял ли он причину моего истерического смеха, но время от времени косился из- под своих приклеенных бровей и пепельных очков — само собой, от порш-дизайн. Так что, путешествуйте на шару бизнес-классом, рекомендую!

Отечественный синематограф я выручил, передав бобины из рук в руки по назначению. Напряг, как всегда, вызвали только наши таможенники — как в ту сторону, так и по возращению на родину. На этот раз их стандартный вопрос «С какой целью прилетели в Украину?» я воспринял философски. В конце концов, за сутки с 2 часов дня понедельника по 2 часа дня вторника я провел в воздухе в общей сложности 7 часов, пролетев не меньше 9 тысяч километров.

Когда я стоял у окна миланского аэропорта Мальпенса, меня посетила шальная мысль рвануть на день в Рим. 21 апреля, в день моего тридцатилетия, то есть уже сегодня, в Риме футбольное дерби «Лацио» — «Рома». Кроме того, как я недавно узнал, 21 апреля, кроме того, и День рожденья Рима. 2757 лет в этом году, кажется. Если бы я оказался в этот день на этом матче, то пространственно-временной континуум точно бы поменялся. Поэтому решил не рисковать. И в качестве презента за правильный выбор получил в подарок рассветный полет над Альпами. Все-таки все в мире не случайно, согласитесь.
21.04.2004

Отметить: Сверху

Материалы по теме:

Бурепопский Попобурят Согласитесь, все-таки приятно собирать рюкзак. Особенно, если рюкзак не замызганный, как у пассажира электрички «выходного дня», и когда не пустыми бутылками его набиваешь, а когда он чистый, новый, специально купленный, черный, с тучей клапанов и пряжек, ремней и подкладок под спину.
Тува — страна, которой нет: Март-оол. Террорист Когда мы уже вернулись в Москву, узнали, что по иронии судьбы в зону попал сам Март-оол. Произошло это так.
Ж/С в начале было Слово и Слово было Живое… в слове Большое Болдино четырнадцать букв. семь и семь… это хороший знак подумал я… когда Живое Слово назначило мне стрелку с Пушкиным
Комментировать: Сверху