Свое место

Свое место

Свое место
Рассказывали: в прежние времена — то ли в войну, то ли еще до нее — встала на постой в нашем городке кавалерийская часть. Тогда, как раз, пала у городского водовоза лошадь. Покручинился старик, потосковал по усопшей кляче, но потом махнул рукой и направился к конникам.

— Выручай, начальник, старого кавалериста! — пристал дед к командиру. — Беда прямо, хоть сам в бочку впрягайся! А у тебя тягловой силы — вон, сколь! Подсоби по-братски!

— Не имею права, дед! — развел руками командир. — У меня что конь, что конник — строго по списку личного состава. Не обессудь…

— Всяко клячонка-то нераженькая найдется, — и не подумал отставать дед. — Выручай, не жадничай!

Мало-помалу командира и старика стали обступать самые любопытные из кавалеристов. И чем пуще наседал со своей просьбишкой под сочувствующий щелкоток их языков дед на командира, тем больше тот приосанивался. Дошло до того, что гаркнул, что есть мочи:

— Раз-зойдись!

И пошел было сам, но дед не прост, уцепил его за ремень портупеи. Теперь не ныл старик просительно, а понес на чем свет стоит:

— Ишь, ты! Раскукарекался! Где ты был, когда я контру всякую вот энтакой, как у тебя, шашкой крошил?! Небось, без порток еще бегал! Нету у тебя почтения к старому кавалеристу! Мне да — разойдись!

Хохот поднялся кругом несусветный, даже кони и те заржали. Командир с каменным выражением лица пытался стряхнуть с себя рассвирипевшего дедка, но куда там! Дед аж повис на ремнях командирской портупеи — ноги над землей болтаются.

Пришлось командиру сдаться:

— Ладно, дед, отдам тебе коня! Уважу, — он хитро сощурился. — Пошутил я, что все по списку. И лишние имеются. Выбирай сам, чтоб потом не обижаться!

Дед, верно, потерял голову от радости. Схватил под уздцы первого попавшего и — долой со двора!

Хвастовства у старика потом было!.. Конь сытый да гладкий вышагивает.

Кавалерийский, боевой — одно слово!

Дедок восседает на бочке с водой и головой вертит-крутит, того и гляди она, бедная, отвалится. Гордый старик стал: как же, пальцами аж все показывают — завидуют, значит!

Дни шли за днями. Народ в городке к дедову приобретению привык, перестал восхищаться: примелькалось.

Однажды вез дедов конь, как обычно, воду. Старик, раз теперь не обращали на него внимания, спокойненько подремывал на бочке, как в старые времена. И вдруг на окраине городка — там, где квартировались кавалеристы, пропела труба. Коняга запрядал ушами, тихо заржал…

Старик опомниться не успел, как понесся конь.

— Тпру-у! Тпру-у! — дедок и вожжи растерял, обнял бочку, как жонку в молодые годы, из телеги лишь бы не вылететь. А телега за угол зацепилась. Тресь!.. Дед глаза зажмурил…

Заросли крапивы быстро привели старика в чувство. Огляделся он вокруг — сердце зашлось. Бочка на другой стороне улицы валяется, телега на бок перевернута и оглобель нет.

Постонал, поохал старик, поскреб пятерней поясницу, да и заковылял к кавалеристам.

А там — построение, не иначе в поход собрались. И дедов Карюха тоже в строю стоит. Оседланный, оглобельки тележные в сторонке валяются.

Вздохнул тягостно дед и побрел обратно к своей бочке. Сел на нее верхом, загрустил.

Мимо него по улице на «рысях» двинулся эскадрон…

Опять завздыхал дед, когда увидел дареного Карюху под молодым кавалеристом.

— Вон, даже лошади свое место знают! — размышлял вслух старик. — Чего бы уж и про людей говорить… Но только всегда ли это разумеем!

Дед сердито стукнул кулаком по бочке.

Откуда ни возьмись, подскакал к деду командир. Улыбнулся, вытянулся в седле, и — ладонь под козырек!

Дед тоже, не будь промах, приложил скрюченные пальцы к кепке. На душе у него отмякло: «Вот, чертенок, как меня объегорил за портки да кукуреканье! Не смотри, что молодой, а голова! — дед и вовсе развеселился. — Ей Богу, пошел бы с ним в разведку!»

Отметить: Свое место

Материалы по теме:

Фамилия Жил в одном старинном городке человек по фамилии Иванов. И звался он Иваном Ивановичем. Пришлось ему в ту пору быть в депутатах, и был он столь честным и простым, что уважения к нему питали все от мала до велика, только вахтёрши и почтовые работники относились к нему с некоторой прохладцей.
Таблетка от комаров «Кто я? Что я? Только лишь мечтатель, Синь очей утративший во мгле…» Поэт Сегодня я пропахал лишнюю пару-тройку километров в поисках пустячка — таблетки от комаров. Это такая хреновина, вещь почти уже не нужная, и, видимо, свое отжившая.
Шалости Взрывы. Мальчишками мы всегда устраивали взрывы. Нет… конечно, мы пытались курить… искали «жирные» бычки… иногда воровали сигареты у родителей… так… одну-две… И курили неумеючи… до одури… глупо полагая, что дома нас родители не унюхают… а они унюхивали… и наказывали…
Комментировать: Свое место