Театр начинается с Чехова

Театр начинается с Чехова

Театр начинается с Чехова
чехов три сестры

— Можно билетик на Чехова?
— На когда?
— На сегодня.
— 1000, 1200, 1400…
— А карточки принимаете?
— Банкомат за вашей спиной.
— Предусмотрели, значит. Мне за тысячу.
— Пожалуйста.

Московский театр «Современник».
«Три сестры».
Бельэтаж. Ряд 4. Место 24.

Не успеваю подумать о том, чтобы всё это значило, как попадаю
в холл. Люди в шарфиках, продавщицы программок, портреты на стенах. Кто все эти люди? Зачем они здесь?

Вспышка фотоаппарата приводит взгляд к указателю «бельэтаж», следую за ним. Наверх. Облокотившись рукой о подоконник, женщина в чёрной водолазке водит у себя по спине щёткой, собирающей катышки. Аристотель был прав — театр манит очищением.

Нахожу себе место. Соседи примеряют бинокли. Из-под занавеса выглядывает деревянная конструкция.

Что там в программке? Реклама банка. Хаматову заменили. Действие происходит в уездном городе. Постановка — Галина Волчек. Режиссёр — Александр Савостьянов. Третий звонок. Неужели начнут вовремя?

Открывается занавес.

На сцене мост: три барышни, четыре фонаря... «В Москву! В Москву!». Спускаются. Под мостом круглая конструкция, приговорённая к вращению (законы, вынуждающие её это делать, остаются мне неизвестными — видимо, уездный город стоит на том, что время от времени земля сама уходит из-под ног).
Дальше — всё по Антону Палычу: местами смешно, чаще грустно.
И так четыре часа. За это время зрителю открытым кивком намекают — то, что внизу — река (видимо, жизни — или времени?). То, что вверху — это то, что вверху (понимай, зритель, как хочешь — место для любви, что неясного-то?). Да вот неясного-то, как раз, остаётся много. Например, до антракта фотоаппарат на сцене после щелчка испускает дым, а после — нет. И хочется верить, что так задумано — а, вдруг, нет? Хочется верить, что круговерть времени захватывает героев неслучайно — а, вдруг, нет?
Вдруг, билет в такую даль случайно стоил тысячу рублей, а?

Конечно, нет. Не случайно мальчик из уездного города попал на постановку пьесы (ей 113 (!) лет), написанной человеком, своей жизнью доказавшим, что его герой не прав, заявляя: «Город наш существует уже двести лет, в нем сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других, ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного ученого, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть или страстное желание подражать ему».

Но «Современник» ни при чём.

Чехов, насмотревшись на метания родителей, многое вкладывал в слова «В Москву! В Москву!», настаивая на том, что одними формами отделаться нельзя, что требуется работа по осознанию себя, результат которой — нечто целое.

Целостность этого спектакля пытался удержать только нетронутый текст. За это спасибо. Но, всё-таки, неужели театр — это место для людей, которым лень читать? Не знаю. Не хочется мне покупать щётку для катышков, ох, не хочется. Пойду-ка лучше искать настоящего Чехова. Антон Палыч, вы где? Если бы знать, если бы знать…

Отметить: Театр начинается с Чехова

Материалы по теме:

Кому нужны герои? (Рецензия на фильм «Троя») «Мы солдаты, сражаемся за царей, которых даже не видим».Фраза из фильма Герои нужны всегда. И герои нужны всем.
Американский неудачник (Рецензия на фильм «Приколисты») «Приколисты» Фильм Джадда Апатова США, 2009«Евгений Ваганыч, не узнаю вас в гриме».Народная поговорка«Кому проканает Брэд Пит в роли юмориста?»Фраза из фильма
Роберту Рождественскому — 85! Мы совпали с тобой, совпали в день, запомнившийся навсегда.
Комментировать: Театр начинается с Чехова