Тогда

Тогда я еще и не думал даже
о так называемой душе
и фраза «пойду в церковь»
звучала странно
и было взаправду смешно в цирке
и пацанов из моей школы
тех которые меня постарше
еще не возвращали домой
из Афганистана
запаянными в цинке

тогда еще апельсины
приносил самый настоящий Дед Мороз
причем строго под Новый год
апельсины летом товарищи о чем вы
и в каплях дождя
никто не искал токсины
и только резанный лук доводил до слез
тогда знали будет война
если Брежнев умрет
Брежнев — президент СССР
в эпоху Аллы Пугачевой
тогда если дрались во дворе
то до первой капли крови а кровь
останавливали при помощи слюны
на листе пыльного подорожника
и понимали что надпись
на пачке папирос
«курение — вред»
это происки докторов
и было естественным чувство вины
и дружба была подороже
волшебства джина и тоника
тогда еще был Пушкин
обыкновенным негром из учебника
а не каким-то мудреным «нашим все»
он пил с няней из кружки
читал ей запоем стихи
бухлом заливая сердечное горе
тогда я еще не запаривался над тем
кто и за что меня накажет
и от чего спасет
ракета сс-20 джонн леннон иисус христос
или высоцкий хрипящий про лучшие горы
тогда только вредные старушки
за навязчивый шум и гам
пугали непоседливых малышей
всеми невиданными кругами ада
и лучшим был фильм «хлеб золото наган»
и самой правдивой газетой — «Правда»
тогда я еще не понимал что
не только у машин
должны быть тормоза
тогда еще говорили
я бью два раза
один раз по тебе
второй раз по крышке
тогда я еще не мог так складно
об этом рассказать
тогда мне нужно было молча
набивать себе синяки и шишки
тогда еще в лексиконе
не были популярными
такие слова как стресс
депрессия хандра сплин
биологически активные пищевые добавки
тогда еще одинаково легко пились
русская водка
и одеколон «русский лес»
и по-любому в ком
превращался первый блин
и так хотелось стать
ну хотя бы
Корчагиным Павкой
тогда еще не западло было
смотреть кино где сладко пели
джимми джимми
джимми джимми
ача ача
и никто не обращался ко мне по отчеству
было лишь имя
тогда еще снились
постеры из «плейбоя» и новый велик
и не было тоскливо по ночам
и я не знал
как правильно пишется
одиночество
тогда
когда
деревья
были
большими

Материалы по теме:

Грички вышел навстречу ветру дядя крондт с деревянной ногой и деревянной собакой сто десять зажгли огни в трубах гроты на десятки метров под солнцем лица в крапинку — золото цинковыми пальцами греются
Он бы её бы… *** До него шагов сто. Человек в черном пальто Тридцати или около лет Без особых примет Впрочем, да При нем борода Или он — при ней На бороде иней Снег на вязаной шапочке синей Или серой —
Давно ушли семидесятые… Давно ушли семидесятые… Гривастые и бородатые… Шли диссиденты прямо в шизики, И лириков гоняли физики… И Окуджава пел за окнами, В которых тлели абажуры, И модно было быть пророками, Во имя новой конъюнктуры…