Ты знаешь, мой друг…

Ты знаешь, мой друг… Я читал в полусне,
О том, будто мавр проскакал всю Сахару на белом коне,
И конь ел песок… Мавр не ел — он мечтал
О том что отыщет прекрасный кристалл…
И…

Не помню, что дальше — ведь дальше я спал…

Но сон мне являлся не раз и не два…
У мавра — платок, под платком — голова…
Глаза, как лучины — горят и горят…
А конь — похудел, но все скачет вперед…
И все это долгие сутки подряд…
А, может и годы?
Иль вечность подряд?
И конь не умрет… Да, и мавр — не умрет…

Истории этой не знаю конца…
И мавр не давал мне увидеть лица,
И конь убегал по песку от меня,
Подковами медными тихо звеня…
Ты скажешь, что это не правда, а бред?
Ну, да… Мавр с кристаллом — безумнее нет…
Откуда кристалл там, в Сахаре, в песке?
И конь — с изумрудной звездой на виске?

Но знаешь… Вся жизнь — просто вязь перемен,
Что мерно струятся у наших колен…
Туман… И песок…
Мавр — плечист и высок…
И конь — тот, что мчится, не чувствуя ног…
Хочу я увидеть пустыню во мне…
И мавра, что скачет на белом коне,
И мир — в двести крыльев и двести ключей…
А двери всегда под замками, увы…
Ну, ладно… Прощай…
Я давно уж ручей,
Что мирно течет среди сочной травы…

Материалы по теме:

столик на четверых *** Приехать к вам негаданно-нежданно, купить самсы и томик Мандельштама у пригородных касс. Прости, прощай. Маршрутное такси до Коктебеля, пусть отпуска неделя — не к тебе я, скорее — от себя. Зеленый чай,
Он бы её бы… *** До него шагов сто. Человек в черном пальто Тридцати или около лет Без особых примет Впрочем, да При нем борода Или он — при ней На бороде иней Снег на вязаной шапочке синей Или серой —
Когда в квартирах выключают свет Давай с тобой чуть-чуть поговорим… — … да-да — … я понимаю… говорили… — … но ведь кому же, как не нам самим, исправить то, что мы же натворили?