В мире за окном…

В мире за окном…

В мире за окном…
Я всю жизнь мечтал жить в Москве. Никогда там не был, а так хотелось бы! По телевизору посмотришь, всегда там что-то происходит: то концерт на Кремлевской площади, то футбольный матч Евролиги. Москва — это город-Диснейленд, люди зарабатывают много денег и без сожаления их расходуют на развлечения.

А в моем городе — тоска смертная, гнилое болото — вот, что он такое. Вечером после школы я выхожу на улицу, сижу с братвой в подъезде, иногда мы выходим в Центр — себя показать, людей посмотреть. Если в кармане лэвешки есть, пивка попьешь в пиццерии, мы ее «аквариум» зовем, а потом с девкой какой-нибудь познакомишься. Вот такая вот хрень каждый день — достало все это, поэтому в Москву — город легких денег. Ходит какой-нибудь шпиндик и весь день по сотовому базарит, а карманы бабками набиты. Козел. Здесь так никогда не получится. Мать мне все говорит: «Учись сынок, учись». А, что толку, вон сестра моя закончила школу, потом институт, а сейчас тапочками на рынке торгует. Глядишь, лет через пять дорастет, ботинки доверят, не жизнь, а сказка. Это — геморрой, а не жизнь, лучше подохну.

В один день моя жизнь изменилась. Возвращался домой ночью, вижу: какой-то черт в пальто пьяный валяется. Ну и подумал: «Видать, деньги завтра на курилку будут, если никто до меня его не ошмонял. Чел вроде при деньгах, солидный. Угораздило этого дурака так нажраться, но это хорошо, мне же лучше».

Подошел я к дядьке, зажигалкой посветил и заледенел весь будто: мочканули товарища товарищи, аккуратненькая такая дырочка в черепушке, сразу и не разглядишь. Огляделся по сторонам — никого, я по карманам его быстренько юркнул, лопатник там цивильный, кожаный и пухлый. Был твой — стал мой, сдохлым деньги не нужны. Схватил его и домой во весь опор, чтоб никто не запалил.

Дома посмотрел — пятьсот бакарей. Сколько за такой прайс маманя моя будет корячиться! Утром встал, пошел в обменный, а потом на вокзал махнул. Взял билет на Москву на ближайший поезд. А вечерком свалил из любимого города, от привычного кала. Чух-чух мой поезд, сижу на полочке — пивко холодненькое попиваю.

В шесть утра приехал в Москву. Город моей мечты, я иду в тебя! Но сначала решил пожрать, зашел в ларь, сожрал какую-то вещь: картошка, а в ней салатик с лососем. Ништяк. И стоит всего ничего — двадцатник, для меня теперь это не деньги.

Полдня шатался как угорелый, все в новинку — интересно. Где только не был: на Охотном ряду все магазины обошел. Надоело — на Арбат поехал, а потом и вовсе все достало. Зашел в какую-то кабачеллу, заказал то, куда пальцем в меню ткнул, официантик как муха, так и вился. Умора. Наелся, напился, аж хрен залупился. Только вот лавья после кабака у меня почти совсем не осталось — это тебе не на Фонтане пивушко попивать с сухариками.

Вышел я из заведения, а на улице уже вечер, рекламы неоновой везде, как у нас на Новый год — ослепнуть можно. Сел я на лавочку у памятника, наличку пересчитал, не так уж много и осталось — две штуки. Штука на дорогу (ни фига, мне здесь нравится, катись колбаской город мой родимый, вместе с родителями, школой и фонтаном). Посидел я, посидел, еще бутылочку пивка усосал. А потом стал думать, куда кости свои бросить на ночлег.

Ветер, еще скотина поднялся, всю душу выдул. Зашел во двор, старые домишки-сталинки. Дверь хлопнула и деваха молодая выпорхнула, радостная, падла. Мимо меня как проходить стала, я и дернул сумку из рук. Завизжала она, я и двинул ей в виска, а потом еще с ноги добавил, что б улыбочку сшибить. Когда авоську потом вскрыл, там кошелечек — тощенький такой. Открыл — и сердечко мыкнуло, мать моя родненькая, здесь же штук под пять баков…

После этого случая я так и мотался по всей стороне родимой — сшибал бабки шальные с дурных человечков. На полгода осел в Питере — туда сразу же после случая с девчушкой-москвушкой мотанулся. Но и здесь я надолго приюта не нашел. Саратов, Тверь, Рязань, Самара, Нижний, да чего говорить, всю Рассею-маттушку пересмотрел вдоль и поперек. И в каждом городёнке свой следок веселый оставлял, чтоб мусоринки хлебушко свой не зря кушали.

В конце концов осел на юге, тепло, светло и мухи не кусают. Деньги у меня теперь всегда были, решил пора, корни пора пустить. Нашел бабу молодую, лавэшки в оборот пустил. Магазин, шиномонтажку, закусочную-перекусочную завел. Потом с божьей помощью пацаненка смастерили…………

Вышел из машины курилок прикупить, посмотрел на часы — в половине одиннадцатого дома буду, как обещал. Пачку Давыдова. Взял, целку отодрал, вытащил сигарету, щелкнул жигалом, прикурил и выдохнул.

Будто бы развернуло меня и я удивленно смотрю, как пирамидки острие из пуза моего торчит, сползаю и под руки уже не меня подхватывают… «Балтика 9» — 14 руб……

22.12.01-9.01.02

Отметить: В мире за окном…

Материалы по теме:

Расцвет иллюзий Почему я так оказался подвержен иллюзиям в те годы, о которых пойдет речь? Наверное, потому, что тогда казалось, что эта беззаботная жизнь будет тянуться еще очень долго, может быть, до бесконечности.
Красная шапочка Дело было заграницей: возле Льежа, рядом с Ниццей. В старой, маленькой избушке, прямо на лесной опушке, доживала дни старушка вместе с верною подружкой: кислородною подушкой.
Конец сентября (несколько бесхитростных рассказов) 9:00 Вчера мы здорово накидались, и с утра, откровенно говоря, хреновато. Особенно неприятно, что среди недели, что на работу. Около девяти я уже не мог сидеть в офисе и вышел на воздух прогуляться.
Комментировать: В мире за окном…