Вид сзади

«…все равно когда-то мы все умрем…»
       О. Звонков

Когда проснется хор вулканов
и львы сожрут все фильмы в Каннах
и водка высохнет в стакане
который хлебушком накрыт
возможно на одну минуту
ты вспомнишь как же было круто

с тем за кого гремят посудой
о ком
не колокол
звонит
когда пойдет волна по венам
и принесет с собой измену
неувядающий джонн леннон
вонзит душевное амор
как уцелевший в битвах рыцарь
ты словно сыщик из полиции
легко прочтешь на скорбных лицах
вход в небо
только
через
морг
твои служебные ступени
путь к славе через не за деньги
отчаянный дурак и гений
все вспыхнет
ядерным
углем
на миг поймешь сейчас pease-дато
а память это лишь вид сзади
ведь как сказал один писатель
мы все
когда-нибудь
умрем

Материалы по теме:

Память Память Олимпийской деревни броня — прёт комбайн. А на ферме легко молоко попадает в меня, если я не попал в «молоко». Зреет в воздухе неги нуга — собирай и — в амбар, под засов.
ИНО Снежество На оконные стекла ложится снег. Провожаю октябрь прожитым тоннелем и смотрю, как метущий внизу человек все пытается сдвинуть снежинки с панели. В нетерпимости к празднику первой зимы, к наводнившему город снежайшему блуду, —
Осколки на части на осколки на крупицы на дрожь ресниц на вздох на крик на стон мы распадаемся
На Земле безжалостно маленькой… «На Земле безжалостно маленькой жил да был человек маленький. У него была служба маленькая. И маленький очень портфель».     Р. Рождественский На Земле которой вертеться и вертеться Маленькому человеку