Взятки

Взятки

Взятки
Плиний Младший

Затеялся у меня тут с одним корефаном разговор о взятках. Как-то неожиданно затеялся, уж больно тема щекотливая.
— Я, — покрикивал корефан, — хоть через меня и проходил ВЕСЬ рекламный бюджет, взятки КАТЕГОРИЧЕСКИ решил не брать!

Кстати, имени корефана я раскрывать не буду, не дай бог, неприятности выйдут какие-нибудь с начальством, когда он вернётся после сессии в Харьков…

Так вот, кричит он, значит, руками размахивает. Совки, грит, блин, работать не умеют, поэтому и предлагают херню всякую.

— А я не брал! И не жалею!
— А я брал… — говорю. — И тоже не жалею…

Жалеть-то не жалею, но помню, что непросто было это. С одной стороны, когда в магазине кусок колбасы подороже выбираешь, это вроде зашибись. Но с другой — свинец какой-то на душе, стыд, полустрах, что изловят. Даже не последствия страшны, а само чувство вины.

Короче, болтали-делились, налили ещё по одной, и как-то забылось, другие темы вынырнули. Однако, осталась эта тема, даже на следующий день, скреблась как-то, царапалась. А на этот следующий день я застрял в пробке. Причём — ни туда, ни сюда, ни выехать, не деться. Стой! Мало того, так я ещё на встречу с боссом на работу опаздывал. Не на ту старую, где я взятки брал, а на новую. Где пока не беру… И вот, вместо того, чтоб нервничать и колотить руками об руль, вместо того чтоб фа-факать и ёрзать, я решил поступить по-мудрому, как советуют по радио. Я открутил назад спинку креслица, покрутил заслонки так, чтоб кондишен не дул в морду холодом, развалился на велюре своём, прикрыл морду от солнца наискосок по стеклу козырьком внутренним, скрутился поудобнее и раскрыл «Письма Плиния Младшего».

— Ха-ха! — слышу я голоса критиков. — Кондишен, заслонки, взятки и велюр всякий! Пижон, лажня, фуфел тряпочный! В мудрецы себя записывает! В велюр хоть поверить можно, но в то, что в машине Плиний, да ещё и Младший, может валяться, ни за что не поверим!
— Ладно, — улыбнусь я критикам скромно и устремлю очи долу. — Не хотите, не верьте, но всё-таки это так. Мне эту книжицу (издание лит.памятники, зелёное, как болотная лягушка, и хорошо пахнущее, как Академия Наук) на день рождения подарила мама Андрея Никитина (см. «Шорты»).

Книжку эту я сунул в портфель, чтобы читать во всяких очередях и затыках, а портфель взял на работу. Чтоб можно было открыть, распахнуть на любой странице и проникаться римским духом. Они маленькие, письма этого Плиния, с полстранички, как стишки. Вот я и открыл наугад 92-ую страницу, книга 5-ая, письмо 13-ое, письмо к тёзке его, к Плинию Валериану:

«…Как я радуюсь, что, ведя дела, я не только ни о чём не уславливался, но всегда отказывался от всяких подарков, даже самых маленьких. Следует избегать всего, что не честно, и не потому, что оно не дозволено, а потому, что этого стыдно. И приятно видеть запрещённым то, чего сам себе никогда не разрешал. Это моё правило, пожалуй, да нет, несомненно его не будут хвалить и славить, так как все будут вынуждены делать то, что я делал добровольно, но пока что я наслаждаюсь, когда одни величают меня провидцем, а другие в шутку твердят, что пришёл конец моим грабежам и моей жадности. Будь здоров».

Хотите знать, когда это написано? Где-то около 104 года н.э. Странно, что ничего с тех пор не поменялось.
Или, не странно?

Отметить: Взятки

Материалы по теме:

Аромат коктейля Путь от очарования ароматом коктейля в веселой непринужденной компании до похмелья и осознания, что все мы тут давно уже алкаши и дегенераты, не особенно долог.
200 («Двести лет вместе», Александр Солженицын) «Двести лет вместе (1795-1995)», А. И. Солженицын
Самоубийство Купил я тут последнюю книжку Виктора Суворова, прочитал запоем за ночь. «Самоубийство» называется. Это продолжение серии «Ледокола», «Дня М» и т.д. Это про Вторую Мировую. У Суворова достаточно необычная позиция, что войну начал Сталин, только поначалу делал эту войну чужими руками.
Комментировать: Взятки