Слова

Глаза

«…я смотрю на мир глазами полными музыки…»
    В. Бондарев


Все карты биты
все люди брошены
тебе так к лицу
скромный грим

Звезды

Бывают так сходятся звезды
что люди встречаются просто
люди прощаются поздно
и все не как у людей
от эйфории до стресса
Между молитвой и сексом
ангелом или бесом

$O$/SOS

Все события и персонажи обозначенные в данном тексте являются авторским вымыслом. Все сходства с реальностью — случайны.
Упоминание лекарственных препаратов, видов вооружения и прочих спецсредств, а так же ненормативная лексика выражают аффективное состояние лирического героя и не могут трактоваться как пропаганда их применения.

Я слушаю группу AC/DC*
я езжу в маршрутке* не на такси
мне дворник сказал по секрету я псих
спаси
меня добрый
новопассит *
товарищ аптекарь выпиши яд*
И долгий век, и краткий миг

И долгий век, и краткий миг…

Солнечным и весенним утром он, доктор Берг, дожидаясь своего поезда, неспешно гулял вдоль перрона уральской станции Соликамск, и еще не подозревал, что навстречу ему неумолимо двинулась и его судьба.

Инфанта и ратные подвиги (Борькины истории)

— Мама, я влюбился! — заявил Боб.
— В кого, детка?

Кое-что о конце света

Лето было или всё же нет?
Образы порой диктует бред.
Лезет на кафедру лобастый
Пустозвон и педант —
На кафедру докторскую променявший талант,
Лезет с мерзкой гримасой.
Великая сила национализма

Великая сила национализма

Ещё никогда евреи не подвергались такой дискриминации, как 16 декабря в квартире Димы Головкова. Надо сразу сказать, что в этот день Дима праздновал своё 45-летие, а сам он корнями уходил туда, откуда…
В общем, был он еврей и черта его оседлости, указанная тёщей, уже с утра находилась в углу комнаты, на расстоянии двух вытянутых рук от столов с запасами спиртного и закусками.

Старая гвардия

Осенний вечер. Иду с работы. Голова болит нестерпимо. То ли давление, то ли магнитная буря, то ли ещё какая внутренне-внешняя напасть. В сумочке из лекарственных средств только народный бальзам «звёздочка».

Не сказка

Когда тучи сгустились и померкло сияние дня, когда злой ветер завыл в кустах сирени, словно дикий голодный зверь настойчиво ищущий добычу, когда по оконным стеклам задорно застучали капли холодного весеннего дождя и маленькая девочка прильнула к стеклу чтобы рассмотреть искрящиеся пузырики в лужах, крохотный мотылек поджав обожженные крылья попытался спрятаться в складках торшера настольной лампы…

Падать

никто никак
нигде ни с кем
слова из будущей молитвы
я постараюсь быть убитым
но не повеситься
в тоске

Интервью с писателем Хвостогривовым

Писателя Хвостогривова, автора популярных воспоминаний о своих встречах со знаменитыми людьми, трудно застать дома, в тиши рабочего кабинета. Вот и на этот раз наш корреспондент наткнулся на него в подмосковной Балашихе, на презентации точки по торговле бахчевыми.

Знаешь… Никто не завидовал…

Знаешь… Никто не завидовал тем, кому
Стихи я дарил — от души, от признания.
Ходил я по небу до щиколотку мелкому,
И писал стихи… Это были моменты прозрения,
Стихотворения
Спешили летающими тарелками
И улетали, и возвращались…

Посинеет златоглавая…

Посинеет златоглавая от холода,
Май такой — тоска его сильна.
И дожди меняют очерк города.

Волосы (Борькины истории)

— Мама, я хочу отрастить длинные волосы, — заявил Боб. — Смотри, какие у тебя… я тоже хочу!

Савонарола…

Савонарола — это так, примета…
Душа — убийцы и слова поэта…
Кликуша? Нет… Совсем не из кликуш —
А пламенный борец с порядком мира…
И у него была, конечно, лира…

Стихотворения в прозе

Имена
Люблю перечисление имён. Гладкая вода перекатывает камни, как сгустки мысли.
Откроется ли сверхважный код? Смысловые ассоциации озаряют сознание. Хорхе Манрике, Кантемир, Державин, Норвид, Бодлер.

Про агрессию… (Борькины истории)

— Козе-е-ел, ну ты козе-е-ел! — орал Боб, боксируя своими новыми перчатками свою новую боксерскую грушу. — Козе-е-ел, нет, ну просто козел!!!

Я сижу за компом…

Я сижу за компом
за окном звенит лом
два рабочих долбят траншею
что они говорят
страшно и повторять
я фигею
да нет я …ею…

Знакомство с классикой

Услышала оживлённый разговор двух мамаш, вышедших из здания школы, видимо, после родительского собрания.

Навсегда заблудившись в маршрутах…

Навсегда
заблудившись в маршрутах
трамвайных путей
и троллейбусных парков
я пишу не случайно
в бездорожной пыли
лишь тебе лишь тебе лишь тебе

Сонет для чайника с мобильным

Если ветер так нежно тебя разбудит
Знай это я попросил его прошептать твое имя
Пока я погряз в быту как в немытой посуде
Пока ты с другим
Пока я с другими

Песня больничных мух

Когда начнется тишина
качнется капельница с бромом
и мертвецы с бутылкой рома
кивнут душевно иди к нам
не сможет радио концерт
тебя развлечь не плачь гитара
застынет пакостная старость

Про Боба и музыку (Борькины истории)

— Помоги мне! — попросил Боб.
— Ага, сейчас… — ответила мама, не отрываясь от компьютера.
— Где я? — спросил Боб.

Звонок другу

Вчера мне позвонил приятель:
— Привет, Бух!

Цена идеала (стихотворение в прозе)

Вышел из кухмистерской, и потянулся сладко, смакуя послевкусие. Постоял на галдарее, глядя на искристо-зернистый, сине-белый снег; и вдруг — она — тоненькая,
Золушка

«Золушка» (Борькины истории)

— Пошли со мной играть, дорогая, — так обратился Боб к мамочке, которая никак не могла разлепить глаз, хотя уже вполне допозла до кухни.
— Подожди, малыш, я выпью кофе чуть-чуть и сразу же проснусь… а то глазки еще спят…
— А где злазки спят? — cпросил Боб.

Осень патриарха

Астры лохматые,
Осени шаг.
Стёртые даты и
Тот же всё враг.

Зима подтаяла мороженым…

Зима подтаяла мороженым.
Блестит янтарный небосвод
Над миром, будто огороженным
Режимом календарных нот.

мобильный rec-вием

Все свечи гаснут на ветру
Живое превратится в труп
И не поможет мир май труд
И прочее
и в прочем

«Брюссельская сюита» (киносамокритика)

Сидели мы как-то в кафе: мои друзья — Алан Бот, Паскаль Кинанга и я… Денег у меня никогда не бывает, потому платил за всех Алан: он известный пианист. Преподаватель консерватории, лауреат разных конкурсов, о которых он не любит говорить…

Страницы

Подписка на RSS - Слова