Яши фрую на шутайну

* * *
мы будем жить с тобой на берегу
в капканах звезд, расставленных врагу
в них угодив до одури по дури
чтоб отблесками синего стекла
была стрела с небесного стола
где тамада мятежный просит бури

мы будем ждать погоды у воды
разбив семирамидные сады
произнося молитвы из декарта

легка строка — cogito ergo sum
наверно, нас когда-нибудь спасут
в порядке звезд, поставленных на карту

куда бы плыть, когда стоит земля
за сутки совершив полет шмеля
и чудом избежавши гильотины
мы будем лить отравленный елей
и не поверим в список кораблей
земную жизнь пройдя до середины

МОНГОТИМО
Тиму Т.

день такой — не то, чтоб хороший
не кроши, сейчас не до хлеба —
свет наверх монеткой подброшен
и, похоже, будет зима,
проложить фарватер по небу
в черный космос из черных кошек…
прозвучит, конечно, нелепо,
только радость — не от ума

знаешь, всем бывало противно
но попробуй, чтоб без проколов
не тони, мой друг-буратино —
между строк сплошная вода…
назови меня монтигомо,
напиши меня, монготимо,
и когда мне будет фигово,
я на буквах стану гадать

словоблудье азбук магнитных
да на картах полюс и джокер
обозначат точки, иди ты
где макар телят золотых
не гонял, дружище-скайвокер,
здесь летают лишь маргариты
и как будто знают о боге
и обычной нет суеты

* * *
Вроде не революция — так, волнение
Каждое воскресенье — землетрясение
Были бы целы, а ночи стоят осенние
Были бы живы, но ищем до посинения

Что ли привет, как теперь переходят к главному?
Это не страшно, просто такие зуммеры
Утром как будто пашем, а ночью умерли
Сивка ли бурка, прокатимся, пока в здравом уме

Посемафорят бабки возле шлагбаума
В золоте все, а вот ты поди ж — каренины
Выведут под руки, чаю нальют с вареньями
Что же ты, детка, неужто октябрь не балует

Праздники будут, летите, двенадцать месяцев
Без обязательств, рубашка пока не связана
Будет и ветер, нашепчет простыми фразами,
кто тебе друг. Но и эти от нас открестятся

* * *
обязательно, чтоб осень, на ерике
чтоб канады пожелтели вдоль берега
чтоб на пачки аполлона и честера
обревелись небеса, а по-честному —

и земля была сплошными озерами
населенными большими позерами
мы росли и становились азартнее
что ты чувствовал тогда, кто сказал тебе…

сердце теплое, мясное и тукает
а по небу обязательно «туполев»
сто какой-то, и снегурочка таяла
становясь то логотипом «трансаэро»

то большими облаками над городом
после дождика сединами в бороды
подоконниками, крышами, стенами
левитирующими питерпэнами

осень ставит на двоих неврастеников
не подсказывай, что эники-беники
так нелепы в полосатой пижаме, как
этот мир внутри стеклянного шарика.

СЧИТАЛОЧКА
шишел-мышел не расслышал
кто там ходит в темноте
нашепчи четверостиший
тише мыши кот на крыше
раз-два-три, и мы не дышим
вон — картошка на плите

и шкворчит, и бьет картечью
свет мой, зеркальце, алло
будь же просто частью речи
может, я тебя замечу
ты ответишь — добрый вечер
и склонишься над столом

жгучим светом не задушишь
и цветок в петле зачах
крибли-крабли богу в уши
виноват лишь тем, что кушать —
хвост съедает змей воздушный
пропадая сгоряча

эни-бени, мне до фени,
сколько раз и кто кого
исчезают в полдень тени
наступает время лени
раз-два-три, и снег осенний..

хлоп
и нету ничего.

ЯШИ ФРУЮ НА ШУТАЙНУ
даже если за домами
лед прогнется под ломами
и засилие «коламбий»
и к логической зиме

все придет — в моей тетради
не пишите бога ради
три строки в одной шараде
а четвертая — в уме

я шифрую нашу тайну
не постскриптом и трутайпом
тятя, тятя, ваша шайба
залетит в свои потом

разворачивайте сети
мы уже в одном сюжете
сведены как гензель с гретель
силой пряника с кнутом

кто о чем, а термин стибрен
с древних римлян, с братьев гримм ли
по не эдгар, во не ивлин
ах, горшочек, не вари…

через день завалит снегом
все дороги к альтер-эго
только улица, аптека
и звоночек на двери

пролетай же над рублевкой
полуптица-полукровка
на бесплатную парковку
в кучевые облака

я тогда в тебя поверю
разобью на много серий
попадешь в глаза и двери
неоткрытые пока

* * *
Давай, подари мне такое, чтоб раз и вот
Пока мы в приемном покое, и снег идет
Пока мы еще различаем, что в wish-листе
И мне до тебя, как тебе до простых систем —

Кощеева смерть не в яйце, а мячи — в кольце
Ты хочешь по-прежнему знать о ее отце
Земля голуба, или глаз в середине лба
Не видит, что курочка Ряба не так ряба

И все золотое разбилось как есть в пыльцу
И вновь оказалось, что все подлецу к лицу
Что все тут своим чередом, только через дом
Построили два магазина, и дело в том,

что хочется чтоб со среды и до той среды
На свежем снегу оставались твои следы
Которые ты не менял бы на пару крыл…

И пес в переходе чтоб талую воду пил

* * *
В четырех ли стенах или в двадцать четыре часа
Были высланы мысли посылками на адреса
Календарной зимы

По веревочной лестнице, что бесконечность в длину
Любознательный кто-то карабкался вверх на Луну
От сумы и тюрьмы

За последним ударом кольцо годовое сошлось
Козья ножка слетела, открыв оголенную ось
От души раскрутив

И на башнях, скрипя механизмами, бились часы
И прокашлялся месяц-январь, бледнолиц, пьян и сыт
Со звездой на груди

Снегом пах календарь, и журчала вода в стояке
И ночами пугали скрещения на потолке

* * *
соберись, душа моя
я твое второе я
тихо-тихо ищем выход
из тепла и одеял

ишь привыкли — тишь да гладь
я иду тебя искать
в зоне чиха дремлет лихо
не буди его опять

ты ведь знаешь, что да как
не коси под дурака
много времени не тратим
вот граната, вот чека

будешь летчик-антуан
проведем в одной из стран
по полуторной кровати
нулевой меридиан

неизвестно ни черта —
долгота ли широта
с ветерком бы прокатиться
к бранденбургским воротам

перекроена строка
льдом затянута река
да знакомые все лица
по ту сторону зеркал

* * *
накати-ка со мной по стаканчику крепкого ча…
и давай сочиним пару строк, про декабрь и про холод
недостаточно желчи — прими, как всегда, аллохолу
недостаточно жизни — хоть чем-то себя накачай

ну, пускай будет так: вот зима, холода, холода
где-то плачет старушка, склонившись над томиком хармса
а у мальчика двое детей и растет борода
а у девочки левые связи с учителем танцев

ну какая тут жизнь, этот город живет подо льдом
любопытный рыбак, стерегущий замерзшую лодку
подглядит, впечатлится и выкроит денег на водку
и при случае даже ввернет в разговоре пустом —

что петляют тропинки меж башен и дней сетевых
только вяжет узлами-удавками их ариадна…

и на фоне синеющих глыб заоконной зимы
обязательно надо про ангелов, чтоб неповадно

СКАЗКИ
Мало ли кто на оленях, нет дела в тепле под семью одеялами
Падают башни из снега, проходит зима по горячей строке
Небо сливается с небом, не видно — твоими ли инициалами
Все объясняется. Вышей мне литеры выше на левой руке

Слушай, подруга-гингема, тебе ли не знать ураганы канзасские
Домик и был-то без крыши, скажи, на кой ляд и куда полетел
Оле-Лукойе, откладывай зонтик, садись и рассказывай сказки нам
Кто там в конце победит или кто на ком женится — те или те

Слово-то, слово фальшивое, как ни крути, и набило оскомину
Будто не видишь, что яблоко стало цукатом, и блюдечко врет
Кай дорогой, окати этот лед кипятком и получишь искомое —
девочка Герда давно заблудилась в снегах и к тебе не придет

Материалы по теме:

Прохожий — это человек Прохожий — это человек, Который весь свой долгий век Куда-нибудь проходит… Он по ночам совсем не спит, Не ест, не пьет и не сидит…
Хороший человек! Ты меня выслушай Хороший человек! Ты меня выслушай. Я вернулся с танцпола, и были там Иконоподобные инакомыслящие — Као Мин Дык и Мьен Ти Там. Они спросили: а что вас портит? Вы видите счастье в каких призах?
Первое марта * * * Я тебе наговорю строк, Может, будет хоть от них прок, Может, почт голосовых хлам Перекроет этот шум-гам Расскажу как на духу — нож Не во все еще дома вхож, Кто сказал, что не зальет грот —