Заметки у обочины

Заметки у обочины

Заметки у обочины
— Алексей, обратите внимание, у меня полная коллекция Литературных Памятников.
— Да, Валерий, замечательная серия. Прекрасно смотрится на книжной полке.

* * *
— Машка, посмотри на название улицы.
— Ну, и…
— Industrial Avenue. Проспект Пыльных Осужденных или Пыльный Суд, или Индийский Суд.

* * *
— Леша, что такое парадокс?
— Парадокс, Лена, это то, что ты учишься на третьем курсе филологического факультета Московского Государственного Университета.

* * *
Вадим. Прекрасное название для вибратора.

* * *
Как-то пришлось съездить в «русское» гетто. Brighton Beach. Пройдя три квартала, согнулся пополам. Причина: плакат в витрине, гласящий «Очки против солнца. 50% off».

* * *
Brooklyn. Brighton Beach. Магазин сантехники. Рекламный плакат: «25 лет в бизнесе. Продается все». Интересно, а до этого как было?

* * *
Manhattan. Lexington Avenue. Рекламный щит «Save $». Подсознательно перевожу «Спасите доллар».

* * *
Ресторан. Треплюсь с Алешковским. Подходит полуинтеллигентного вида мужичок.
— Вы не подскажете, где находится туалет?
— Вам поссать или посрать? — спрашивать Юз.
— Мне бы… в туалет, — замялся человечек.
— Повторю вопрос: Вам поссать или посрать?
— Поссать.
— Тогда, в подвале.
— Юз, зачем Вы его так?
— А хули? Я думал, что он вздрочнуть хотел. Интересно.. — ответил татуированный философ Алешковский.

* * *
Ахматовский дворик. Распечатка: «Мужики, здесь мочиться нельзя. За углом McDonald's со всеми удобствами.»

* * *
Стрижов Шабалину: «У нас с тобой разные вкусы. Мне, например, Высоцкий не нравится.»
Шабалин в ответ: «Ты бы ему тоже не понравился.»

* * *
Анекдот придуманный мною:
Вопрос: «Как умер Иван Царевич?»
Ответ: «Жаба задушила.»

* * *
1995-й год. У Шабалина вышел сборник, оформленный Шемякиным. Собралась большая компания…
Kонстантин Кузьминский: «Шемячина, Мишаня, подпиши книжку.»

* * *
Я Шабалину: «Не выспавшись, я полное говно».
Шабалин мне: «Выспавшись тоже».

* * *
Антонов: «Стою на улице, чувствую в меня какая-то еда летит, оказалось, Cаша шваброй блевотину из бара на улицу выметает. Я ему говорю, что не удивлюсь, если на следующий день он в меня говном бросаться начнет. Я то ничего — стряхнул капусту с одежды, зеленый горошек из головы вытряхнул, а мой собеседник музыкант-гешпанец был когда-то в белом костюме. A Саша, мудак, — ничего не понял: так я же, говорит, для бара старался, чтобы блевотины на проходе не было. Я сказал, что буду лично следить, чтобы унитаз в баре не засорился. Обиделся идиот.»

* * *
Сентябрь, 11-е. Руины WTC. Сижу с несколькими пожарными и каким-то человеком с пивным животом из NJ. У нас перекур. У толстого человека звонит мобильник.
— Алло. Да, дорогая, понимаешь, я помогаю тушить пожар в Манхэттене в WTC… Честное слово, не пью я, не до шуток. Хочешь, я дам телефон пожарному?
Передает.
Пожарный:
— Murphy's bar слушает.
У всех истерика.

* * *
Из разговора с писателем, журналистом Джимом Мозли:
— Джим, как дочь?
— Ей уже 37. У нее 7 детей от 7 любовников. Все дети отданы на усыновление. Посмотрим, что будет, когда ей стукнет 38.

* * *
New York. Staten Island. Hylan blvd.

* * *
Заглянул в бар с Джимом Мозли и Томом Хакни. Семидесятилетний Мозли добрался до стойки первым.
— Виски с Кока-колой, пожалуйста. В одном стакане.
— Джим, что за дрянь?
— Специально заказываю. Чтобы других раздражать.
— Не вышло.
— Не вышло? Посмотри на бартендера и Тома!
Старик оказался прав на все 100.

* * *
Америка. 1999. Заполняю анкету в каком-то учреждении. По старой привычке, делаю это с учетом отчества. Алексей Игоревич…
— Не легко сейчас, — говорит секретарша, участливо поглядывая из-под перекрашенных ресниц.
— Не праздник.
— А родственники, друзья «дома» остались?
— Да, — говорю.
— Не легко им сейчас.
Я соглашаюсь.
— Бомбят их.
— Как это, — говорю, — бомбят?
— HATO бомбит. Война там. Hеужели, Вы не знаете?
— ???
— Югославию Вашу бомбят. Вы же Игоревич…
Как это не прискорбно, но у меня от сердца отлегло. Больше отчество в анкетax не указываю.

* * *
Штат Кентукки. Городок Луисвилл. Пенсионный дом «Shalom Tower». Перевожу: «Башня с приветом».

* * *
Юля Тролль грациозно поднимает рюмашку и произносит тост: «За нас с вами и за хуй с ними!»

* * *
Конец 80-х. У Тёркиной умирает мать.
Довлатов Тёркиной: «Нам всем предстоит это пережить.»
Нора Сергеевна Довлатова умерла в 2000-м году. Ей было 90 лет.

* * *
В Нью-Йорке, на открытии третьего кинофестиваля русского кино Александр Журбин решил повыделоваться… по-английски. Итак, открытие третьего «Кинотавра», на подиум поднимается композитор Журбин:
— Hi! God loves threesome!
Часть зала, знающая английский, валяется на полу.
Может бог и любит троицу, но Журбина он обделил.

* * *
Последнее время по телевизору часто крутят рекламу какого-то бродвейского шоу, где референом хор кричит «It's hot!» Всё бы хорошо, но мне, почему-то, слышится «Джихад.»

* * *
Середина 80-х. Сергею Довлатову померещилось, что жена Лена ему изменила.
Пьяный Серёжа: «В рот брала? За щёку засовывала? Жевала?»

* * *
Из разговора Юли Тролль и Ксени Тверитиной:
— Юля, у меня есть две шоколадки: одна пористая, другая тёмная. Ты какую хочешь?
— Пористую.
— Она хорошая, с церквями на обёртке.

* * *
Журналист «Нового Русского Слова» Саша Грант весьма своеобразно снимал девушек в Москве. Он убеждал их в том, что является космонавтом. Когда же наивные создания интересовались у Саши много ли он зарабатывает, то «космонавт» грустно опускал голову и молвил:
— Много, но денег этих я не вижу. Всё вычитают за разбитые при посадке корабли.

* * *
Я диссиденту Пипченко:
— С такой фамилией имя не обязательно.

* * *
Недавно, благодаря другу, два моих прозаических произведения попали на стол главного редактора одной популярной газеты Нью-Йорка. Он позвонил мне на следующий день:
— Алексей, я получил удовольствие от прочтения, но печатать мы вас, к сожалению, не будем. Дело в том, что наша газета рассчитана на бруклинскую публику, а не на интеллигенцию.

* * *
Возлияли. Много. Очень. Утром блуждаю по квартире в поисках опохмела (коньяка). Помню, что оставалось. В сердцах ору на спящую братию:
— Куда, суки, коньяк дели?
Журналист Шидловский:
— Мы не суки, мы запасливые.
Конина нашлась. На кухне…

* * *
Антонов:
— Представляешь, та баба назад попросилась.
Я:
— Ну и? Принял?
Антонов:
— Да, скрипя презервативом…

* * *
Недавно было.
Звонит Неизвестный Захарову:
— Саш, у тебя не найдётся парочка скульпторОв?
— Да, есть неплохие. А сколько ты им платить собираешься?
— Долларов шесть в час.
— Эрнст, понимаешь, у них же дети, жёны…
— А, я-то думал, что они романтики.

* * *
Плохому танцору мешают яйца, а хорошему — член.

* * *
Художник Костя Боков: «Хочу умереть от голода.»

* * *
Не люблю окололитературных дам. Подстилки! Они даже старости своей не замечают. Тьфу! Особенно противно когда они «свои» беспомощные «Воспоминания» издают!

* * *
Если мы с памятью друг другу не изменяем…

* * *
Недавно ко мне в гости привели красивую утончённую девушку. Пианистку. Матерился с опаской. Впервые. Ах, какая барышня! Даже переспать неудобно…

* * *
Ругают, ругают, поносят глагольную рифму; но как прекрасен Мандельштам(!):
«За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?»
Иногда, господа критики, наживающиеся на поэтах; иногда, полуинтеллигентные выкидыши в ЦДЛ, рифма эта нужнее нужного!

* * *
В детстве я «получал» по заднице, спине, рукам, животу, затылку, лицу. Руками и ногами. В основном, — от отца. «Отеческие подарки». Последние годы (более декады) мне достаётся только по голове, но от жизни. Что больнее? Конечно, последнее. Как же это замечательно, что отсутсвует возможность вернуться в детство, эта нелёгкая для многих родителей диллема.

* * *
Алешковский мне: «Целый год писал роман. Закончил.., перечитал. И подумал: какое дерьмо! А… ведь… напечатают!»
Эх, Юз! Люблю твоё чувство юмора! Многим его не хватает.

* * *
Зарубежные звонки напоминают о собственном существование.

* * *
Патриция Томпсон (дочь Маяковского) мне:
— Маяковского будут вспоминать как моего отца!
Я ей:
— Дура!

* * *
Как сложно быть и оставаться человеком!

* * *
Кузьминский о Генисе и Вайле: «Пенис и Генеталис.»

* * *
Расстался с женщиной. За кровать обидно!

* * *
Писатели любят проституток. Проституткам плевать на писателей. Миром правит несправедливость!

* * *
Как жестоко одиночество! Как прекрасно жить одному! Из этих двух фраз душевнее последняя.

* * *
Сижу и грущу… Кому от этого легче?

* * *
Полюбил. Боже, как ты лев!

* * *
Женщина не способна отбить мужика у бутылки.

* * *
Я не люблю, когда мне лезут в душу… грязными руками.

* * *
Шабалин мне: «У меня есть 1/35 бурятской крови.»
Я Шабалину: «Уже нет. Водка вытеснила.»

* * *
Мой знакомый библиотекарь о ревнивых неуравновешенных женщинах бальзаковского возраста (окололитературных бабах из нашего окружения): «Злые бабули.»

* * *
Свой лаптоп называю Ундервудом.

* * *
Шабалин: «Даен на фотографиях работы Антонова интеллектуально фотогеничен.»

* * *
Президент телекомпании RTN Раввин Марк Голуб после моего новостного эфирного репортажа: «Тебя камера любит.»
Я ему: «Предпочёл бы женщину.»

* * *
Беларусь. Издатель газеты «ШАПОКЛЯК» Толик Гармаза: «Счастье — это когда с радостью идёшь на работу. А ещё большее — когда за это платят.»
Многие журналы разворовали фразы Толика.

* * *
Проще ждать поезд метро, чем бабу.

* * *
На двери одного кабинета в редакции газеты «Комсомольская Правда» красовалась табличка «ХРОНИКА». Вахту за ней нёс сильно пьющий человек. И не справлялся с работой. Ему подселили помощника. Тоже сильно пьющего. На двери появилась новая табличка: «ОТДЕЛ ХРОНИКИ».

* * *
Городок Форт Ли в штате Нью-Джерси, в котором я работаю на ТВ, называю Лефортово.

* * *
В баре аэропорта Далласа нельзя курить! А в президентов стрелять можно!

* * *
Мой телевизионный коллега Виктор Топаллер: «Я не могу спокойно пройти по Брайтону. Все останавливают, просят автографы. Жить не дают.»
Я ему: «Так какого ты туда ездишь?»

* * *
Моя знакомая: «За всю историю русскоязычного Нью-Йорка более противных и талантливых людей чем Довлатов, Тролль и Даен я не встречала. Постоянно кого-нибудь поправят. И не всё равно ли им кто как говорит?»

* * *
Я спросил у писателя Миллера: «Какой на вкус была пизда Мерлин Монро?»
Миллер: «Как рыба.»

* * *
Сергей Довлатов: «Зашёл к врачу. А он мне: ляжте; и указывает на топчан. Я развернулся и вышел.»

* * *
Сергей Довлатов: «Когда ставят катетр, перестаёшь себя чувствовать мужчиной.»

* * *
О Юле Тролль.
Я: «У неё руки разлётные.»
Бродский: «Нет, она выглядит как Жар-Птица.»
Мы оба были правы.

* * *
Поэтесса Богачинская: «Перезвоните мне через пол-часа; я занимаюсь йогой.»
Наоборот бы не прозвучало…

* * *
«И умерли в один день…» — как пошло!

* * *
Тролль утром: «Голова болит.»
Я: «Опохмелись.»
Тролль: «Я не опохмеляюсь.»
Я: «Отнесись к этому, как к лекарству.»
Юлька выпила, ей полегчало.

* * *
Надо было родится евреем в Советском Союзе на Украине и переехать в Америку чтобы стать русским.

* * *
Журналист Рустем Галич: «Мне так часто задают ЭТОТ вопрос, что мне кажется, будто мы с ним родственники.»

* * *
Владелец почтового бруклинского бизнеса, некий Борис Талис, отвечает на вопросы, заданные по-русски, в прямом телеэфире: «Ай м сорри, ай донт спик иглиш, но я вам скажу…» Могучие люди живут на Брайтоне!

***

Как-то услышал: Я не знаю, но я тебе объясню.

***

Министр лёгкой промышленности Украины на пресс-конференции в 1993-ем году: «Это моё мнение и я с ним согласен!»

* * *
Объявление с опечаткой: «Молодой человек ищет деДушку для сексуальных отношений.»

* * *
Cтарик Гулль: «Не пей из колодца, пригодиться плюнуть.»

* * *
Диссидент Павел Палий об американской тюрьме: «Это просто курорт.»

* * *
Клуб поэтов Нью-Йорка превратился в общество маленьких бродских и больших графоманов. Благо, есть пара исключений.

* * *
«В дождь и в снег — в любое время года… надо благодарно принимать.» Двусмысленная фраза…

* * *
Иосиф Бродский, каждое утро, просыпаясь, говорил: «Какое счастье, что я прожил ещё один день!»

* * *
Фиговым листком повис американский флаг в витрине ресторана «Кабул» в Нью-Йорке.

* * *
Ноябрь 1997-го. Киев. Метрополитен. Стоит мужик в чёрном пальто с белым воротником. Присмотрелся. Белое оказалось перхотью.

* * *
Прочитал в газете: «В море столкнулись два корабля, один из которых оказался подводной лодкой.»

* * *
За последние десять лет я сменил около двенадцати квартир в четырёх разных городах и странах. Многое изменилось. Кроме одного. В туалете у меня всегда висит один и тот же плакат с надписью «мы поможем вам уединиться…» Я даже помню кто мне его подарил.

* * *
Я Лене Довлатовой:
— Лена, опишите, пожалуйста, Сергея. Как можно более кратко.
— Муж.

* * *
Грузовики — это спортивные автомобили. Две двери, всё-таки.

* * *
Говорят: Загадочная русская душа.
Разгадка: Загадки нет.

* * *
Эрнст Неизвестный художнику Андрею Бартеневу, просмотрев его портфолио: «Да, такое в наши галлереи нельзя. Нельзя. Только в самые дорогие… по типу музеев.»

* * *
Пути Господни неисповедимы. Тем более — наши.

* * *
В американской фирме решили поднять тонус трудящихся, не поднимая зарплаты. Мой приятель предложил систему переходящего американского знамени. Прижилось. Ленини жив!

***
Гандельсман Шабалину: «Ты талантлив.»
Сергей Владимиру: «Пошёл на хуй!»

* * *
Отказывает действительность в поэтах с огромной буквы. Возможно, она права… Моя фамилия слишком короткая. Хорошо будет выглядеть на надгробном камне.

* * *
Моё орудие — Ундервуд!

* * *
Стихи должны быть как я!

* * *
На этом заканчивается первая часть КНИГИ. Трудные моменты — лакмусовая бумаженция. Шабалин — мудрый человек с большим вкусом каждого слова. Спали под одним одеялом… с общими женщинами. Посвящаю тебе <…> свои слова и любовь!

* * *
Недавно узнал о том, что меня цитируют. Рано ложиться в гроб!

Отметить: Заметки у обочины

Материалы по теме:

Приключения чешуйки Здравствуйте. Я маленькая серебристая чешуйка карпа, который носится по пруду как оголтелый, потому что никогда не может наесться. Живу я возле хвоста. Это не очень хорошее место, потому что мотыляешься целый день из стороны в сторону.
Наши яйца-2009 Христос воскрес, господа товарищи!
Небо Еду как-то в поезде, смотрю в окно, любуюсь пейзажами — поля, чуть дальше лес, небо. Все как всегда. Но, замечаю, к эстетному чувству созерцания природы добавляется нечто постороннее…
Комментировать: Заметки у обочины