Живописное примирение

Живописное примирение

Живописное примирение
Вчера мужу позвонила моя приятельница, с которой мы в ссоре уже полгода, и сказала, что у нас в городе открылась выставка Дали. До ссоры приятельница была моей подругой. Муж Дали не любит, и даже с моей бывшей подругой не пойдёт на выставку, а я — люблю, и, кажется, пойду даже с той, с которой…

Я точно помню, из-за чего мы поссорились, хотя прошла целая половина года! И виноваты были: моё чрезмерное и не всегда уместное терпение, моя мягкость и не имеющая границ тактичность и, наконец, моя подруга, позволившая себе непозволительную грубость в отношении моей семьи.

Сколько раз давала я себе слово не пускать на самотёк проявления фамильярности в разные адреса, то есть в адрес мужа, мой и других членов моего семейства! Сколько раз я клялась прекращать на корню пошлые шуточки, неприличные выражения, направленные по тем же адресам! Сколько сил потратила на то, чтобы давать себе эти слова и клясться!

Очень много раз.

И вот однажды все разы сработали. Подруга в тот злополучный день, ничуть не заботясь о том, что может быть и так: «язык мой — враг мой», сказала (ляпнула, брякнула, сморозила, бросила) при посторонних совершеннейшую глупость, на которую нормальный человек не обратил бы внимания, а если бы и обратил, то, пропустил бы мимо ушей. Каково же было моё изумление, когда я, считающая себя абсолютно нормальным человеком, вдруг сорвалась (сработали разы!) и решительно возникла. Я (!) поссорилась со своей подругой.

Муж тогда проявил высочайший дипломатизм и, наверное, поэтому вчера раздался вышеупомянутый звонок.

— Может, всё-таки, сходим? — робко так, заискивающе, я попыталась выяснить твёрдость его принципов, ведь времена меняются, и кто знает, не изменился ли за последние минуты мой муж.

— Я понимаю, ценю, уважаю, боготворю, восхищаюсь гениями различных эпох и направлений в живописи, но испанского гения эпохи сюрреализма господина Сальвадора Фелипе Хасинто Дали я не люблю. Это необъяснимо. Видимо, мы не совпадаем по гороскопу.

Я подумала, это уже можно назвать «с ума сойти» или ещё рано? Постояла, нервно похихикала, тихо сказала:

— Извини.

— Ты не виновата. Иди одна.

— Одна?! А с кем делиться острыми переживаниями и бурными восторгами?! Кому передать всю гамму страстей, охватывающих меня при виде его полотен?! Я не хочу, в конце концов, идти одна! — Я почти кричу. Вот почему столько восклицательных знаков!

— Пойди с … — Муж называет имя моей бывшей подруги! Как он может?!

— С ней?! Ты с ума сошёл?! — Нет, я же решила, «сходить» ещё рано.

— Брось, дорогая моя, через пятьдесят лет о вашей стычке никто не вспомнит. А вот поход на выставку знаменитого каталонца вы не забудете никогда. И я тоже. Уж поверь мне, любителю живописи иных направлений.

Больше на тему похода он мне разговаривать не разрешил. И правильно сделал! Не хватало ещё поссориться со своей второй половиной.

Но ведь я тоже — половина. Его. Да, я понимаю, всё понимаю. По большому счёту, нельзя обижаться на то, что человек — муж — может не любить Дали, и то, что он может любить какую-то другую живопись. Но, в конце-то концов!.. если есть большой счёт, то можно обидеться немножко, по-маленькому. Так я и сделала.

День открытия выставки начался с мелкого зимнего дождя. Никогда бы не подумала, что может быть альтернатива песне «Эти летние дожди»[1]. Даже земной климат меняется, а мужнины принципы нет! Значит, всё-таки человек сильнее природы?! Или только мой муж? Ах, как приятно осознавать, что рядом с тобой по жизни идёт такой сильный мужчина с принципами!

— Звони … — Муж называет её имя, — и идите быстрее, есть вероятность, что будет очередь.

О, чёрт! Принцип! Гордость! Дали! Быть выше этого! Идти одной?! С ней?! Боже мой, какие муки! Где же ты, волшебная сила искусства, влияющая на человеческие судьбы?!

Медленно набираю номер.

— Даша? — Пауза. — Здравствуй. Ты звонила вчера…

— О! Привет! Твой не пойдёт, знаю, давай без него. Я звонила в кассы, забронировала два билета, на всякий случай, на завтра. Дороговато чуток, но это же Дали! Встречаемся у главного входа в полдень. И не опаздывай! Ты меня-то хоть помнишь? Шучу! Я буду в короткой дублёнке. — Никакой паузы и угрызений совести. — А ты? Не забудь, встречаемся у главного входа! В двенадцать!

Шутница. Я осторожно положила трубку и глубоко задумалась. Мысли были такими глубокими, что я чуть не утонула в них.

Резкий телефонный звонок выбил из головы все философские рассуждения.

— …

— Даша?

— Извини, подруга, к сожалению, я не смогу пойти. Потом всё объясню, я на вокзале, еду в Москву. Завтра у администратора спросишь два билета на твою и мою фамилию. Удачного погружения в мир сюрреализма!

Она не лукавила. Работая спецкором в главной местной газете, никогда не знаешь, где будешь завтра.

— Ты что, не пойдёшь? — Я не заметила, как подошёл муж, наклонил голову, как совёнок, и осторожно ткнул моё плечо указательным пальцем. — Из-за неё? Из-за меня?

Нет предела человеческой растерянности!

— Я… нет, я… Даша не сможет пойти, мы так и не встретимся, — я искренне огорчилась.

Муж решил помочь моему «горю» — обещал пойти со мною. Я удивилась очень.

— А я не буду смотреть, — сказал он.

Думаю, у него будет утонченное развлечение: наблюдение за наблюдающим. Просто Фридрих Дюрренматт![2] Только без поручения, а добровольно и по любви. Ну, или из уважения и жалости.

На выставке он смотре-е-ел! Но лучше бы сдержал своё слово. Муж хихикал (это у нас семейное) и говорил, что некоторые работы мог нарисовать и сам. Зато некоторые — точно бы не смог. Гениальный Дали не боялся совершенства.

Выставлены были скульптуры, декоративные тарелочки с его картинками, картоны и фото. Картин не было. Ну и хорошо — ни одной из этих работ и фото я не видела до этого. Хотя Дали увлекаюсь давно.

«Сюрреализм — это я!» — говорил он о себе. «Испанский живописец Сальвадор Дали — король сюрреализма» — говорим мы о нём.

Я часто вижу цветные фантастические сны, нереальность которых завораживает, иногда даже пугает меня, но всегда очаровывает чем-то странным, неизвестным, непознанным моим человеческим мозгом. Моим женским мозгом. Работы Дали — продолжение моих необыкновенных снов, прикосновение к моим грёзам. Мужской мозг Дали, отражая глубокие ощущения, выходит за пределы здравого человеческого смысла, и уж тем более за пределы женской логики. Он гений, обладающий талантом совмещать несовместимое: фотографическую точность изображения с как будто бы детскими мазками, настоящее с ненастоящим. Он гений, потому что повергает меня то в восторженное состояние, когда смотрю на одни его картины, то, вызывая полное отвращение и ужас, глядя на другие.

Кажется, я нашла ещё одну причину не очень большой любви мужа к живописи Дали! Это сны! Как я раньше не догадалась?! Мы видим разные сны и, наверное, мои и Дали — странно похожи, а у мужа — принципиально нет. Как всё гениальное просто!

Я торжественно переставляла ноги от одного шедевра к другому и без конца радовала свой глаз.

— Тебе нравится?! — блестели мои глазки, рассматривая картоны из цикла «Смертные грехи». — Вот, смотри, «Гордость» и «Блуд», мне они особенно близки. На голове у Гордости -пустая скорлупа. Очень по-нашему. Согласись, Блуд здесь не похож на секс, а скорее на обжорство. Возможно, это выражение поиска второй половины души. Неправильный, но распространенный путь. А вот эти «Женщины с букетами цветов»? Ты понимаешь, почему вместо лиц у трех граций — букеты, а на ногах рыбьи и кошачьи хвосты (украшения, хвостики норки или горностая). Постой, здесь есть аннотация!

Пока я читала, что рыбьи хвостики символизируют святость, а кошачьи — сексуальность, что женщины управляют этим сами, муж ненавязчиво вырвался из моих рук и отошёл в сторону.

Наверняка Дали ему лучше виделся и воспринимался из дальней дали. Ах, какая чудная словесная абракадабра! Это от чувств-с.

Думаю, он немного не прав, этот аннотатор: женщинами в основном управляет страх. Так что тут не до святости или сексуальности. Хотя, если бы не страх, то аннотация была бы истиной.

Мужа нашла рядом с небольшой скульптурой «Лошадь, оседланная временем». Он долго рассматривал седло в виде мягких часов. Сейчас поделится впечатлением, тепло подумала я. Всё-таки не может такой художник оставить человека равнодушным. Нравится — не нравится, люблю — не люблю — это побочные и не глубокие мысли. Здесь другое! Человек стоит, молчит, смотрит, созерцает, ду-ма-ет! Сейчас его душу затронула эта маленькая лошадь. Я стояла за любимой спиной и боялась нарушить гармонию высоких отношений зрителя и художника…

— А она вполне могла бы украшать книжную полку. Ну, что? На выход?

— Ах, «на выход»?! Зачем тогда ты пошёл со мной?! Я… я… — Я чуть не задохнулась от возмущения, потому что ну совсем не ожидала такой никакой реакции. И ещё потому, что и сама так подумала, когда впервые увидела эту скульптуру.

Парадокс. Иногда думаю, хорошо, что у нас с мужем разные взгляды на то или на это. Ведь так интереснее в жизни. Есть о чём поговорить, поспорить, поделиться этими самыми разными взглядами друг с другом. А иногда — так: хорошо, что одинаковые. Всё понимаем с полуслова, с полувзгляда, с полунамёка. Не нужно много говорить, лишний раз спорить, доказывать что-то друг другу.

Однако здесь и сейчас захотелось вдруг, чтобы мысли не совпали, чтобы можно было поспорить, пообсуждать это творение гения, напротив которого так задумчиво стоял мой муж. А они — раз! — и совпали. Просто не по моему хотению вышло. И вообще. С подругой хотела помириться, а её отправили в командировку.

«На выход!»

— И не трогай меня! Пусти! Что ты, при людях, обнимаешься…

— Я хочу ответить на твоё «зачем». Дали не только живописал, он ещё и умно писал. Я, между прочим, читал. В буквенном варианте его произведения мне больше нравятся. Я пришёл сюда с тобой затем или потому, что «Искусство — ужаснейшая болезнь, но жить без неё пока нельзя». Это он сказал. А потом есть ещё одно его высказывание, очень близкое мне: «Моя живопись — это жизнь и пища, плоть и кровь. Не ищите в ней ни ума, ни чувства». Теперь можно тебя потрогать?

— Мо-о-о-жно!

Мы целовались на выходе.

[1] «Эти летние дожди». Автор музыки М.Минков. Автор слов С.Кирсанов.

[2] Фридрих Дюрренматт, швейцарский драматург, прозаик и публицист. «Поручение, или О наблюдении за наблюдающим за наблюдателями». Повесть в двадцати четырёх предложениях.

Отметить: Живописное примирение

Материалы по теме:

Красная шапочка Дело было заграницей: возле Льежа, рядом с Ниццей. В старой, маленькой избушке, прямо на лесной опушке, доживала дни старушка вместе с верною подружкой: кислородною подушкой.
Охотник (Борькины истории) Охотник бежал по лесу, испуганно озираясь по сторонам. Как только он слышал малейший шорох, он припадал на одно колено, и вскидывал ружье… Он был так всем и всеми напуган, что готов был растерзать любого, кто бы ни появился в его поле зрения…
Грезы Третье кольцо это такая странная дорога, особенно если нет пробок. Едешь себе и едешь, причем по кругу, более того, это визуально чувствуется, что по кругу, едешь, едешь и все думаешь, думаешь. Интересно…
Комментировать: Живописное примирение