ЗОО-ЧОО

*Все в природе идет от зеленого к черному. От звериного — к человеческому. 3ОО-4ОО есть символ Века. Символ Эволюции. Символ Живой Единицы. Это бесполый символ. Это пружина, выталкивающая младенца из утробы и колодец, принимающий его полет.

.
Амальгама #5
Океаны над уровнем моря
на луну облаками находят,
духам перистых серых полотен
тихой флейтою медленно вторят.

А в глубинах тех — жаркое лето,
жемчуга да кораллы златые,
там тра-тА-та и трА-ля-ля то есть,
что и есть, и конечно же, ты есть.

Там ест-ест-вены и сухожилья
кто-то Добрый, и вещи и мысли
эти, перелистнув мою повесть,
меня к лику веселых причислит.

А в глубинах тех — пестрое лето…
Да не пустит хрустальная клетка,
что все годы так тщательно вил я
из облесков, из шлейфиков редких,
что роняли случайно глубины,

что роняли небрежно глубины
океанов над уровнем моря.

Что есть то, что меняет цвета с каждым дуновением ветра, ЗОО-ЧОО?
В пух ли, в снег ли, В снег ли, в пух ли,
В тяжесть век ли, В слабость рук ли,
я всегда с тобой.

Я всегда с тобой, я рядом,
я заземлен, я занулен,
но так чувствителен к заряду.
я — в состоянии покоя,
но шкалы поиска волны
мои полны
прибоем.
Я — в первом приближении луны.

Подобно исключению свечений —
углы сеченья ливней — это ты;
а за стеклом — пейзажами включений
130 вероятностей мечты,
магнитные поля, кубические корни
и люди с именем и без, —
все глохнет-молкнет в диком горне
серобетованных небес.

*Ток стока центров тепловыделенья
всегда на самом дне, на дне рожденья.

Я верно, чересчур пластичен,
мистичен и негерметичен,
болезненотеоретичен
как списанный гетеродин.
Одни меня ревнуют к женам,
другие — к модам и пижонам,
седьмые — к струнам напряженным,
но я как был, так есть один.

*Мир — есть империя сжеванных и не совсем.
Здесь кесарь — не Цезарь, а Цезий, а 137.

Цвета каленья цветоложа,
плат за печать узор трисложный,
прикрытых глаз падёж предложный —
мои ориентиры дна.
Я сбил радар в полет ментальный,
я испытал ментал летальный,
кричу сквозь джунгли фат фатальных:
«Те две вторых — не ты одна!»

*Самим собой на графиках распятый,
делю себя на десять в минус пятой.

…В пух ли, в снег ли,
в снег ли, в пух ли,
в тяжесть век ли,
в слабость рук ли,
я всегда с тобой.
…То ли Дина, то ли Лена,
то ли Юность, то ли Смена,
нелюдимо, неизменно
я всегда с тобой.

* * *
Когда-нибудь все образы сухими
твоих друзей и близких для тебя
вдруг станут. Слова их, клятвы
обратятся в листья
и пеплом в бездну времени падут.

И ты тогда отчетливо услышишь
мое дыханье в фибрах мирозданья

И ты тогда отчетливо увидишь
то как на стенах всех твоих исканий
внезапно мой проступит барельеф

И как болота серебром нальются

На смерть друга
Я сделал все, что от меня зависело,
я спел все то, что должен был сказать,
и в этой чаще гильотин и виселиц
я наконец могу открыть глаза.

И ослепленным блудною Омегою
обнять душой гербарий снов твоих,
поспи пока, а я еще побегаю,
а я еще посмею за двоих.

После дней
дождись Дожди
после дней
хруст стали
добраться бы Добра
после дней
не станет
Клюква
С Юга — юга
вьЮга-Яга,
злЮка яка!
клЮква як А.

ГлЮк маяка…

КлЮну я-ка
в Юркое К.

белое платье на ветре
след пластилина на фланце
холодно в видимом спектре
видимо зло в белом танце до ничего не бывало
после не будет уж точно
скользко на грани провала
шумно в посудах песочных

белое платье на ветре
солнцем огонь запорошен
холодно в видимом спектре
страшно в невидимом прошлом

Осень ресницы опали Брови утратили форму стали прозрачнее стали
стали
призрачнее порно

* * *
Я ниже строкою — твоя запятая
уже для меня — ударение.
Уж если быть пешкой,
то очень большою ,
ладьи выше на три деления.

А мы вошли с тобою в резонанс
И там поколебались и затухли
Я ненавижу память это рухлядь
прости мне мой глубокий реверанс

МиЛя Солью -
и в ФаРе — ДоМик
ДоЛя в МиРе
РеМикс МиФа СиРени

Nonsense
#1
В нефти — нереста соты,
в недрах невинда — несть их
да цейтнотов небесные ноты.

И немая невеста,
неистоты внимая,
не нашла понейтральнее места.

Там невары да невры,
негативные негры,
невмов неводов нежные нервы.

#2
Издалека все кажется плаксивей —
речушка, ивы и мосты.
Издалека все кажется красивей —
картины, корабли и ты.

Но погрузившись в мириаду точек,
есть вероятность отыскать проход.
Наковыряю мыслей между строчек,
пусть невелик, но все-таки приход.

#B
Кто ты? Ступенька к пьедесталу,
немая горечь на пути,
что было и чего не стало,
но что я должен был пройти.

Прости меня за то, что не был
с тобою нежен я и нов,
что я вознес тебя до неба,
а после сбросил в бездну снов.

Не шевелись. И твой багрянец
войдет в спираль шестой струны,
когда умрет последний танец
последней четверти луны.

__________два танка_______
Я так люблю свою старушку,
Хотя ей девяносто лет
Исполнилось бы в среду. Неважно,
Что она терьер и что мужская особь.
Любовь границ не знает.
_______________________________ДВА________

* * *
Набаты моих колоколен смущают врага,
а лучших друзей созывают на праздники линий,
и жестким дыханьем я тучи несу на луга,
чтоб вычесать перхоть из трав гребнями ливней.

С моей колокольни я всех рассужу до конца,
маслами настенных узоров слегка приукрашу
советы и тайные знаки слепого Творца,
который прижился в одной из пустующих башен.

Моя колокольня стоит посредине земли,
корнями питаясь в подземных озерах и винах,
и в час, когда солнце за куполом прячет кили,
она как свеча в сочном пудинге на именинах.

В бескрайних просторах все полнено пением птиц,
в дремучих садах переплетены пальмы и ивы,
и я открываюсь ветрам и рву цепи границ,
чтоб высечь себе на груди твое светлое имя.

Но в час, когда космос роняет слезу, и гроза
сжигает мне ставни узором цветных неврастений,
я бархатом черным себе покрываю глаза,
пытаясь проснуться и выйти из собственной тени.

А там — небеса на запястьях сжимают петлю,
и я, уложив облака под гримасою боли,
титановым пестиком в гулкие стенки луплю,
надеясь услышать ответ твоих колоколен.

«Печальный Пентиум»
[секстина]
1.Семь мегабайт моей памяти
отведено девоньке Наденьке
отведено Надечке-девочке
и защищено от стирания

2. Отформатируй меня
ненужные файлы сотри
вирус последнего дня
надвое рвет все внутри
Отформатируй меня
новые циклы задай
и переполни меня
криками дымчатых стай
новое имя мне дай
новый язык и коня
Отформатируй меняОтформатируй меня

3. Uses crt;
Type: = string;
Begin
writeln ('Когда-нибудь я стану кем-то');
writeln ('Пока еще не знаю кем');
writeln ('Когда-нибудь я стану чем-то');
writeln ('Пойму однажды что за чем');
writeln ('Тогда должно быть выпью пива');
writeln ('Сломаю перья о тетрадь');
writeln ('И стану на краю обрыва');
writeln ('Реинкарнаций новых ждать');
end;
End.

4. В моей оболочке — дыра…
Как стерто из памяти много!
Плохие мои сектора,
пустые мои каталоги.

Ошибка! Неверность пути!
Неточность поставленной цели!
Систему уже не спасти,
не выйти уже на панели.

5. Я что-то сделал? Alt — Ctrl — Del.
Что-то построил? Alt — Ctrl — Del.
Где же рубильник? Где же предел?
Где же рубильник? Alt — Ctrl — Del.
Alt — Ctrl — Del. Alt — Ctrl — Del.

6. Как долго мы спали!
За экраном лишь звездное небо…
Но умоляю! не касайся клавиш…
ты все испортишь

Материалы по теме:

Звезды Бывают так сходятся звезды что люди встречаются просто люди прощаются поздно и все не как у людей от эйфории до стресса Между молитвой и сексом ангелом или бесом
Тогда еще были пивные бары… Тогда еще были пивные бары… Их было мало в Москве — штук десять… А может — меньше… Мне не ответить… Я был на Пушечной — в туалете… Точнее, бывшем — но туалете, Который был тогда очень модным Не туалетом — уже пивною…
Неистовство. Видения Иезекииля Нет снега в декабре. Из Пушкина Цитата что ли? Нет, такая явь. Медведи спать не могут. И опушками И дебрями шатаются, и я в Каком-то… что ли ужасе? Потушено Сиянье дня, по городу иду.